Бирюзовец 66-71
Сайт выпускников 1-го факультета Рижского Высшего Командно-Инженерного
Краснознаменного училища имени Маршала Советского Союза Бирюзова С.С.
Схема г. Рига п. Лиласте

Посвящается нашим родителям, учителям и первым командирам, тем, кто прошел Великую Отечественную войну, не просто прошел, а победил, при этом остался жив и дал жизнь нам.

 

Никончук Н.Н. Женева-85. Глава 13.

2013-11-05 11:42:13

( наверх )

ГЛАВА 13. ВСТРЕЧА НА ВЫШЕМ УРОВНЕ.

     Утром 19 ноября 1985г. у советской правительственной делегации было явно приподнятое настроение. Горбачёв после завтрака пригласил к себе участников предстоящих переговоров с руководством США:
      -Не юлить и предельная откровенность! 3а свои аргументы драться, как Суворов за Альпы!
      Тем временен, Виктор Казаков с вчерашними знакомыми-журналистами уже добирался к месту предстоящей встречи глав государств. Вилла "Флёр д`О" или т.н. "Водяная лилия" находилась в 4 км. от Женевы. Там и должна была состояться историческая встреча. Двухэтажный особняк был выкуплен в своё время правительством Швейцарии у частного владельца для нужд государства. Её-то Фуглер и предложил на два дня в аренду  президентам:
      - 200 тысяч долларов – и она ваша, а кто и сколько из вас заплатит – мне без разницы, договаривайтесь сами.

      Мелькали дома, бензоколонки, бесконечные вереницы встречных машин.  Расставленные в немалом количестве специально для данного мероприятия, регулировщики, как предсвадебные женихи, поправляли ежеминутно свою парадную амуницию.
      -Нравится мне вертеться в круговороте истории, - честно и сердечно признался журналистам Казаков, - хотя   и понимаю - в этом круговороте событий я мелкая шестеренка.
      - Как бы нам, мелким шестеренкам, да не проскочить указанную в протоколе виллу, - с иронией заметил "правдист" Григорьев.
     Наконец, из-за больших деревьев красивого парка показалась каменная ограда виллы. Проехав весь путь за каких-то 15 минут и предъявив въедливым полицейским пласмасовые голубые пропуска, кампания прошла на "историческую территорию".
     Раскинувшийся по берегу Женевского озера уютный парк как бы гордился не таким уж и частым своим многолюдием. Само же озеро, хмурясь,  барашкалось  свинцовыми холодными волнами и в  зеркальной его глади отраженная вилла показалась Виктору  какой-то несбыточной  давней  мечтой:
     -Ну, прямо как Гриновские «алые паруса». А я как Асоль – жду чего-то таинственного и большого. А может именно здесь скоро и произойдёт поворот истории в судьбах землян? Надо же когда-то людям браться за ум!

     Утренний ветер водоворотом закрутил ворохи опавших за ночь листьев. Красные с белыми крестами флаги Швейцарии радостно трепетали на высоких металлических штоках. Никакой осенней депрессии. Всё торжественно. «Люблю я пышное природы увядание…».

     Наших соотечественников, вместе с другими многочисленными корреспондентами, служба безопасности оттеснила за оградительную ленту. Здоровяки-телохранители добросовестно отрабатывали свой хлеб, подставляя свои спины-щиты под фотообъективы журналистов. А вдруг там пулемёт?
     В упорной борьбе за лучший обзор, при этом изрядно поработав локтями, "правдисты" устроились  не так уж и плохо. Проверяя на функционирование свою фототехнику, корреспонденты  мировых издательств устроили из фотовспышек поистине «праздничный фейерверк». Каждый из них надеялся на редкий исторический фотокадр. А когда послышался шелестящий асфальтный рокот шин, журналистский муравейник зашевелился с удвоенной энергией.
    Огромный чёрный лимузин с гербом президента США на дверях и двумя штандартами на автомобильном номере (американским и швейцарским), резво подъехал к вилле. Рейган в тёмном пальто, без головного убора, с серой папкой в руках, как бы стесняясь своего роста, вылез из автомобиля. Улыбнувшись, он помахал свободной рукой контингенту с фотоаппаратурой и уверенной походкой артиста-спортсмена, направился к террасе виллы. Быстро поднявшись по лестнице, Рейган вдруг оставил взору журналистов только цветник террасы с белыми и красными гортензиями.
     Под стать американскому президенту появился и второй по значимости член американской правительственной переговорной семёрки – представитель Белого дома по связи и печати, приземистый и плотный, с рыжевато-седеющей шевелюрой Ларри Спикс. И его светлый плащ с коричневой папкой в мгновение ока скрылись в ту же виллу.
      Словно по мановению волшебной палочки, установилась щемящая душу тишина. А где же Горбачев? Почему он опаздывает? Может, что случилось? Вдруг Виктор  ясно услышал шуршание колёс, своих, родных.  На местных часах  было 10.00. Вот он  – советский ЗИЛ! Отлегло от сердца.
      Но тут неожиданно на лестнице снова появился Рейган. Он быстро спустился с террасы к Горбачёву.  39 секунд длилось рукопожатие сильных мира сего, корреспонденты это чётко зафиксировали в своих отчётах. Судьбоносная встреча  началась.
-«Plis, для Би Би Си», - с акцентом кричали англичане.
-Wellcom! – приветствовали швейцарцы.
-Михаил Сергеевич, для советской прессы! - завопил Женя Григорьев.
-Ребята, холодновато,  могу и  простудиться. Что тогда делать будем, я же не просто так сюда приехал!? Да ладно уж, - подмигнув Григорьеву, согласился президент, - для советской прессы  это конечно не холод!
      Григорьев, на ходу свернув опутавшую его с головы до ног аппаратуру, устремился за обоими президентами в саму виллу. Из всей компании советских журналистов «заветный синий пропуск» оказался только у него. Таких счастливчиков, освещавших это нестандартное событие, было всего 26 на четыре тысячи журналистов.   Остальные  же "правдисты" уже поехали отправлять в прессу свой первый готовый материал. Казаков несколько задержался. Он переваривал увиденное и размышлял над прогнозом  будущего.

     Тем временем Рейган с Горбачевым,  пройдя через зал пленарных заседаний, оказались в уединенном «Голубом салоне» виллы. Каждый из них, созерцая друг друга, думал о своём. Горбачёв, настраиваясь на предстоящее застольное сражение, пытался хоть чуточку  расслабиться. Он  уже успел для себя отметить прекрасный дизайн и цветовые гаммы апартаментов. Действительно, голубой салон оказался для него небольшим открытием. С детства, любящий все красивое, он пожалел, что его жена Рая этого с ним  не увидит. Ведь это ее любимый цвет! Любуясь аккуратным, правильных геометрических форм столом с двумя  креслами по бокам, Горбачёв про себя усмехнулся: не договорюсь здесь с Америкой, точно получу кличку в народе – Мишка-голубой, не дай Бог!
     Рейган в это самое время  продолжал испытывающе смотреть на главу советской делегации. Закрытые белыми шторами широкие окна салона, изумрудные гардины, собранные в пучки и затянутые по своим талиям позолоченной тесьмой с кистями,  были ему не интересны. Американец, как бегун марафонец,  не спешил финишировать, он оставлял рывок на потом.  В отличие от советского президента, он тоже отвлекался, но по-своему, вспомнив очередные «заморочки» со своими детьми. Сыну уже 26, а у него всё еще  в розовом цвете: мечтает о балете, хочет звездой стать. Ха-ха! Но как ему внушить, что это не для мужчин? Зато вот 33-х летняя дочь Пати уже мемуары пишет, о своей закулисной жизни рассказывает. Ну, и зачем  показывать всем себя в различных, не всегда лицеприятных ситуациях? Возможно,  у нее возникло желание этим повысить свой имидж? А что других способов для этого нет?
     Усаживаясь в кресло, Рейган, вдруг обратил  внимание  на букет недавно кем-то сорванных полевых цветов. Они стояли на столике в красивой вазочке   и были искусно подобраны в стиле японской экибаны.
      -Вот он символ вечной жизни и мгновенной ее смерти, гибели от необдуманного неверного шага, - вздохнул американец.
    Настроив своё левое ухо на собеседника, как военные настраивают радары на противника, Рейган приготовился слушать. Ему, слава Богу, не придётся прислушиваться. В свои 73 года он уже пятьдесят лет страдал глуховатостью на правое. Еще в молодости, будучи актёром, во время очередной киносъёмки, другой актёр разрядил пистолет с холостым патроном чуть ли не вплотную у его виска. Случилась акустическая травма. Этот дефект американские врачи кое-как исправили с помощью специального электронного устройства. Но своё ухо – это своё.

     Когда за спиной у каждого президента прокашлялись их переводчики, Горбачёв активно жестикулируя первым предложил:
    -Ну, что, пора начинать. Мой покойный коллега, Леонид Ильич, помнится, лет шесть тому назад, встречался с Вашим президентом Картером. Воды с тех пор утекло немало, но Беренгов пролив за это время не потеплел. Вы не чувствуете, господин Президент, что между нашими странами обстановка в последние годы не та, холодновато? 
    -Чувствую это и я, - подчёркнуто сухо ответил Рейган, - почему и приехал сюда. Да, кстати, сегодня 19 ноября,  у вас праздник - День ракетчика.  Примите по этому случаю мои самые сердечные поздравления.
    - Спасибо, господин Президент, я очень тронут. Такие праздники у нас – каждое воскресенье: день связиста, строителя, лесника, геолога, танкиста... Честно скажу, у собаки блох меньше, чем у нас праздников. Но этот праздник  действительно у нас особенный…
     -Да, я знаю, – Рейган перебил Горбачева, – в этот день в ноябре 1942  под Сталинградом ваша доблестная Красная Армия нанесла Гитлеру сокрушительный удар своими ракетами.
    -Артиллерией, – поправил Горбачёв, – ракет тогда у нас еще не было, как впрочем, и у Вас. С этого времени начался коренной перелом во всей Второй мировой войне, инициатива перешла полностью к нам. Мы же с Вами, кажется, были союзниками в той войне, не так ли? - заискивающе взглянув на Рейгана констатировал  советский лидер.
     -Ес! - многозначительно ответил Рейган, - я полностью согласен с Вами, но мне хотелось бы на сегодня определить уже новую отправную точку в наших с вами современных отношениях. Уже четыре года, как я сижу в президентском кресле и чувствую, есть смысл побороться и остаться еще на второй срок. Польза будет, думаю от этого и мне и Вам, а точнее и вашему народу и нашему, но для этого нам сегодня  надо договориться. Моя супруга  Нэнси не глупа, она у меня вообще как оракул. Знаете, что она мне перед нашей с Вами встречей сказала? У вас, говорит, всё получится, но только не гоните лошадей. Чувствуете женскую интуицию? Нужны маленькие шажки навстречу друг к другу!
     -Мне очень приятно предчувствие Вашей жены, но почему же Вы сами  этих шагов навстречу не делаете? - отпарировал Горбачев.
     -А Вы их делаете? - рассмеялся Рейган.
    -Делаем! - резко взмахнув рукой, воскликнул Горбачёв, - летом этого года мы полностью прекратили свои ядерные испытания. Подтвердили мы и мораторий на испытания противоспутникового оружия. А чего только стоит наше заявление  полностью отмежеваться  от ядерного оружия к 2000 году?
Рейган, оглохнув  от крика собеседника, умоляюще посмотрел на переводчика.
     -Вам плохо, может дать воды? – заботливо предложил переводчик.
     Не ответив переводчику, Рейган ответил Горбачёву:
    -Всё упирается в то, что у нас в США, сложилось мнение – вам верить опасно. А избавиться полностью от ядерного оружия за 15 лет по-моему – просто утопия. Вы что фантаст?
     -Как вас понимать?- возмутился Горбачёв, не ожидая такой недипломатичной категоричной подколки  со стороны противника.
   Но Рейган знал, что делает. Будучи заранее проинформированным своими помощниками о незаурядной перевоплощающей способности советского президента, он действовал атакой напрямую, без разведки:
   -История не раз преподносила нам горькие пилюли, когда мы много доверяли вам. Смотрите сами: начало и окончание Второй мировой войны, кто договаривался с Гитлером о переделе Польши? А Потсдамская дележка немецких трофеев? А  Карибский кризис, случившийся из-за размещения вами своих ракет на Кубе? А  ваш тотальный шпионаж в нашей стране, гостеприимно открытой для всех стран? А выросшие у вас за последнее время, как грибы после дождя, СС-20? Вы же их в несметных количествах ставите на  боевое дежурство! Думаете, те пропаханные борозды вашими самоходками по вашей стране  не видны нашим спутникам фоторазведки?  «От Читы до Бреста, нет такого места...», - есть кажется у вас такая песня…а? Так вот, мы знаем, что у вас самоходки находятся в каждом лесу. Я писал Вам в этом году несколько писем, где намекал, чтобы  Вы подумали, как вам у нас завоевать доверие? Почему вы сорвали переговоры с нами в 83-м году? - ещё раз испытывающе посмотрев на собеседника, спросил Рейган?
     -Знаете, не люблю я писем, - нашелся Горбачёв, - но перед поездкой сюда, я признаюсь Вам, искал для вас  способы доказательств. Поверьте, у меня и моих коллег нет камня за пазухой. Я анализировал ваши претензии к нам. Я думаю,  что мы по разному понимаем статью ООН «О правах человека». Я знаю, вас интересуют наши политзаключённые, пожалуйста, приезжайте и смотрите, но не требуйте от нас их выпустить. Мы же ваших заключенных не стремимся выпускать. У нас своя свадьба, у вас своя. Более того, еврейский вопрос для нас на сегодня вообще уже прошлое: едут, ну и пусть едут, сколько хотят, хоть все, а вот Сахаров не поедет, и вы знаете почему!

      Горбачёв посмотрел на часы, протокольные двадцать минут закончились, а сказанного о главном – практически нечего.
     -Неужели нас с президентом США сейчас протокол попросит восвояси? Они что олухи, не понимают, что нам надо вначале хотя бы  притереться что ли? -кружились роем мысли в голове у советского лидера.
      Элементарная логика подсказывала ему закончить беседу на должной ноте, надо было брать инициативу на себя и он её взял:
    -Да, действительно, ваши органы массовой информации правы: военный бюджет для СССР – это прожорливый дракон, пожирающий буквально весь наш национальный доход. Мы дошли уже до нитки, выкачиваем нефть, газ, уголь, продаём все это за бесценок, а толку никакого. Вырубили все леса, загадили все реки, распахали заливные луга, но прокормить свой народ всё равно не можем, не можем дать ему и элементарных товаров, всё идёт в прорву Молоху, а то, что он не «съедает» – разворовывают работяги, каждый как может, жить-то надо. Мы сделали вывод, прямо скажу – революционный! Нам нужна перестройка! Сейчас мы нуждаемся в вас, как никогда не нуждались. Вы хоть понимаете это?
      Рейган знал, что в Советском Союзе наконец-то сдёрнули с места «казарменную структуру правления».
     -Ваше слово «перестройка» уже знакомо  нам. Но не вернётся ли вновь все на круги своя при другом президенте? - спросил Горбачёва глава США.
    -Нет, нам деваться некуда, хотя я и не спешу уходить с поста. Или нас, правителей, сожрут голодные люди, или разорит до гола ненасытный Молох. Мы должны пустить средства не в армию, а в благосостояние народа.
     -А сумеете честно разделить людям   то, что получите от новой политики?
     -Не беспокойтесь, добра много, всем достанется, у нас люди не жадные, друг с другом поделятся.     
     Рейган пожалел сейчас Горбачёва. Как он наивени совсем еще не представляет, как перестраивать страну, как  и куда вкладывать богатства, ну да ладно, поживем-увидим.
     -Сокращайте наполовину с нами свои ракеты, а мы вам дадим нужные рекомендации, как благоустроить Союз. Кстати, Ваш соотечественник Солженицын не раз в разговорах со мной предлагал свои услуги  помощи вам.
     -Ядерное оружие мы сократим с большой охотой, но и вы откажитесь от размещения  противоракетной обороны в космосе, - парировал Горбачев.
     -От стратегической оборонной инициативы (т.н. СОИ) я не откажусь. Испытания будут продолжены, но это, запомните, нужно и вам тоже, мы же потом и  с вами поделимся звёздной технологией, а как с Солженицыным?
    -Ядерной бомбой вы уже с нами "поделились"! Хорошо, что многие физики с мировыми именами в свое время поняли, что такое монополия на ядерное оружие. Если бы не они… А про отщепенца Солженицына я и слушать не хочу, пусть пишет свои мемуары у вас в Америке, а не у нас. Чему он вообще нас может научить? 
       
      «Ничего Майкл, мы еще найдем, кому из вас понадобится  Солженицын, а кому нет. И тебя  поможем убрать, а поставить на твое место более для нас лояльного и терпеливого, но пока мы с тобой решим вопрос по ракетам», - с коварством думал про себя глава всемогущего государства.

      Нет нужды доказывать, что такого разговора между президентами не было. Такой разговор был, хотя возможно, их диалог  несколько и отличался. Но не мог же через пять лет Союз развалиться сам,  без "дружеской" помощи заокеанского соседа. Вот только вопрос, кто первым из советских правителей откликнулся на эту западную "помощь"?  Ельцин, Шеварднадзе, Яковлев…, а может сам Горбачёв? Это, возможно, узнается гораздо позже,  через несколько десятков лет. Пока же мы вспомним историю 85-х. Итак:

      11 марта 1985 г. состоялся внеочередной Пленум ЦК КПСС, на котором Генеральным секретарём ЦК КПСС был избран М.С. Горбачёв.
      12-23 марта 1985 г. в Женеве прошел 1-й раунд советско-американских переговоров по ядерным и космическим вооружениям.
     8 апреля 1985 г. опубликован текст беседы Горбачёва с редактором газеты «Правда» о предложении СССР  ввести на весь период советско-американских переговоров в Женеве мораторий на создание, испытания и развёртывание ударных космических вооружений, а также заморозке своих стратегических наступательных вооружений. Одновременно  было предложено прекратить развёртывание американских ракет средней дальности в Европе и соответственно наращивание наших ответных мер. М.С. Горбачёв подчеркнул, что с этого дня СССР вводит мораторий на развёртывание своих ракет средней дальности. Срок действия моратория — до ноября 1985 г.
    12 апреля 1985 г. Борис Ельцин назначен заведующим отделом строительства ЦК КПСС, а 7 мая 1985 г. принято постановление ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма».
    1 июля 1985 г. на Пленуме ЦК КПСС Горбачёв рекомендовал на должность Председателя Президиума Верховного Совета СССР А.А. Громыко. Там же на должность министра иностранных дел была предложена кандидатура Э. Шеварднадзе. Избрали Секретарями ЦК КПСС Б. Ельцина и Л.Н. Зайкова. Г. Романов был освобождён от обязанностей члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья.
      5 июля 1985 г. Политбюро приняло решение о назначении А.Н. Яковлева заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС.
    27 сентября 1985 г. на Президиуме Верховного Совета СССР Громыко А.А. огласил заявление Председателя Совета Министров СССР Н.А.Тихонова об отставке. Заявление было  удовлетворено. Горбачёв М.С. внёс предложение о назначении  Рыжкова Н. И. на эту должность. Его единодушно поддержали.
     С 19 по 21 ноября 1985 г. в Женеве (Швейцария) состоялась встреча Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачёва с Президентом США Р. Рейганом.
     19 декабря 1985 г. Политбюро ЦК КПСС удовлетворило просьбу Гришина В.В. об освобождении его от обязанностей члена Политбюро и первого секретаря Московского горкома КПСС.
     24 декабря 1985 г. Ельцин избран первым секретарём Московского горкома КПСС.
     Вернемся снова к диалогу президентов супердержав.
    -Всё, что у нас осталось на сегодня, - продолжал спор с Рейганом Горбачёв, - не заржавленным – это наш народ и наш ядерный потенциал.  Народ терпит и надеется на лучшее, ядерный же молох неудержим и все пожирает. Неужели вы не будете  заинтересованы отрубить у своего дракона одну голову, а мы у своего  две? 3а два года, как мы отказались от переговоров, многое изменилось и это касается не только нас с вами, это касается всего мира. Здесь речь идёт не  о противостоянии двух общественных систем, а о выборе между выживанием и взаимном уничтожением.
     Рейган внимательно слушал советского лидера…  Возможно, откровенность Горбачёва и удивила его:
     -Америка тоже не хочет войны и не стремится к ядерному превосходству, но порох мы должны держать  сухим. Или я не прав?
     -Мне кажется, вам гоже это не так легко доказать, - устало ответил Горбачёв, - мы что агрессоры?
    - Докажу. Ваша страна на сегодняшний день лишена какой-либо демократии, мы, например, боимся, что у вас найдётся какой-нибудь маньяк, вроде Брежнева или Хрущёва, я уже не говорю про Сталина, и появится в мире новый Афганистан, Китай или Индия. А если этот маньяк ещё и примет решение нажать на ядерную кнопку? Ваш народ, в который я тоже верю, как и вы, не сможет этому демону помешать, он к этому не приучен.
     -А у вас не найдётся такого демона?
    -Нет, я, как Президент, не имею власти дать команду на атаку ядерным оружием без санкции парламента. Мало того, мы хотим защитить себя от таких маньяков программой СОИ.
     -А не лучше ли нам вообще отказаться от ядерного оружия, чем сокращать его то на 10%, то на 20%, а то и на 50%! Может не разрабатывать  СОИ вообще?
     -Боюсь, если не будет у нас с вами ядерного оружия, не 6удет и сдерживания в  решении политических вопросов. А это война. Ни я,  и ни Вы не побоимся эту войну начать, поскольку, как такового возмездия уже не будет. Другое дело, когда у нас  с вами ядерные бомбы и армады ракет. Применить их – это просто самоубийство. То, что в Европе уже 40 лет нет войны, разве это  не заслуга  ядерного оружия?
     -Все это  господин Президент я уже слышал из уст вашей подруги  мадам Тэтчер, но мы, мне кажется, отошли  от темы, - заметил Горбачёв, - мне видится всё же главным в нашем разговоре, как обуздать  гонку сегодня, а не как её прекратить через сто лет. Решение именно этого вопроса, я думаю, и определит исход нашей с Вами встречи.

     Тем, кто смог бы наблюдать эту мирную беседу, могло показаться, что вот так, уединившись, они, ласковые и пушистые,  решат за сутки все вопросы, тревожащие    десятки лет человечество.
      Конечно, реальность была иной,  всё проходило намного сложнее. Слишком много в послевоенное время накопилось взрывоопасных проблем, которые надо было серьёзно рассматривать и  сдвинуть с мертвой точки. Два человека, расположившиеся в креслах Голубого салона женевской виллы «Флер д`О», представляли два противоположных мира, две противоположные философские и политические позиции. Но было у них и нечто общее - это огромная ответственность за судьбы своих народов, своих государств,  всего человечества. Как никогда ощущалась объективная необходимость учиться друг у друга  жизни вместе на одной Планете. И это вселяло надежду...
     Больше часа наедине сражались мужи планеты. Когда они вышли с места своей «интимной аудиенции» («голубого салона»)  и зашли в зал пленарных заседаний, организаторы и блюстители протоколов с недовольными лицами заскрипели зубами. Проголодались? Похлопав одного из самых раздражённых по плечу, Рейган дружелюбно заметил:
     -Кислых физиономий быть не должно, это наше нарушение регламента пойдёт только на вашу пользу, стройнее будите!
     -Ну как? - подойдя к Горбачёву, спросил Шеварднадзе.
     -Толчок дан, работа - началась.
     -Да, мы приступили к работе, - ответил уже Рейган госсекретарю США Шульцу.

***

     Зал пленарных заседаний все это время, конечно же с нетерпением ждал своих главных представителей. С приходом Рейгана и Горбачева, готовые к продолжению работы, обе делегации чинно уселись за большим овальным из темного дерева столом, сделанным каким-то старинным мастером  и привезённым в этот зал  прямо из Нью-Йорка.
    С советской стороны, как мы уже помним, к беседе были привлечены Шеварднадзе со своим замом Корниенко, посол в США Добрынин, главный пропагандист Яковлев, заведующий международной информацией Замятии и сам Горбачёв со своим помощником Александровым.
     По другую сторону стола уселась американская «семёрка»: Рейган с помощником по национальной безопасности Накфарлейном, госсекретарь США Шульц с помощником но вопросам Европы и Канады Риджуэйем, руководитель аппарата Белого дома Риган, посол США в CССР Хартман и Ларри Спикс - главный информатор прессы.

     Дебаты делегаций начались как бы с разминки, ни Рейган ни Горбачёв не испытывали пока желания играть в них первую скрипку.
     -Ну что, Саша, начинай, первым пойдешь как самый молодой из нас, - в пол голоса обратился Горбачёв к Яковлеву.
    -Михаил Сергеевич в нашей  "семёрке" моложе Вас нет никого, но приказ есть приказ,  - ответил Яковлев, а про себя подумал, - какой же я молодой,  седьмой десяток как-никак разменял.
     Поправив очки и приподнявшись со стула, Яковлев «на английском» открыл дискуссию:
   -Господа, первое, что мы должны сегодня сделать, это обсудить проблему безопасности наших стран. СССР не стремится и никогда не будет добиваться военного превосходства над США. Нам не выгодна и ваша меньшая безопасность, мир не поймёт нас. И обогнать нас, мы тоже не позволим, только паритет, отсюда вывод: ваш выход в космос развяжет нам руки принять ответные меры. Что же мы тогда будем  сокращать?
    -Давайте конкретно: что вы привезли с собой? - не желая толочь воду в ступе, задал вопрос помощник американского президента по национальной безопасности Накфарлейн.
     Яковлев ответил так, как будто всю жизнь ждал этого вопроса:
    -п.1. Запретить ударное космическое вооружение…
    -А противоракеты в космосе, тоже запретить? –перебил Яковлева Шульц..
    Пропустив реплику мимо ушей, Яковлев продолжил:
    -п.2. При соблюдении п.1 сократить на 50% все ядерные средства СССР и США, способные достигать территории друг друга, оставив на них по 6 тыс. ядерных зарядов.
     -п.3. Сократить ракеты средней дальности (РСД) в Европе с учетом Англии и Франции. Мы готовы это сокращение провести и промежутками.
    Вмешался Дж. Шульц:
    -Всё это для нас не ново, слышали  мы уже ваши планы, а вот как насчёт тех пунктов, которые мы вам вчера передали? Напомню: тяжёлые ракеты «Сатана», которые, как я понимаю, вы  не очень желаете сокращать. A СС-20? Вы их тоже не хотите  ликвидировать полностью. Почему бы нам пока не трогать Англию и Францию, имеющих мизер ядерных средств? Они ведь имеют на это право.
    -Тяжёлые ракеты мы пока трогать у себя не будем, но доля головных частей на них в общем уровне ядерных зарядов будет нами ограничена. Готовы мы и к существенному сокращению СС-20, но только в общей проблеме РСД в Европе. А что, собственно, вы привезли?
     Слово взял Р.Накфарлейн:
     Мы преследуем четыре главные цели:
-значительные, а не мизерные сокращения;
-отсутствие преимуществ в нанесении первого ядерного удара;
-разрешение на оборонные исследования;
-исключение обмана друг другом
     Л.Замятин ему возразил:
     - Вы  так упорно бьётесь за СОИ, но мы же на это не пойдём!
     На что вставил реплику Дж. Шульц:
     -Разве вам ещё не очевидно, что оборона – более надёжное средство от войны, чем наступление. Кстати, я не до конца разобрался с вашей формулировкой "вооружений, достигающих территории друг друга"?
     Э.Шеварднадзе, с южным темпераментом, не выдержал :
     - Неужели вам не ясно, что РСД по дальности до Америки не достают, зачем же нам их с вами рассматривать как объект сокращения?   
     Спокойно, доставая козыри из колоды, включился в  беседу Д.Риган – руководитель аппарата Белого дома:
     -Тогда и мы не будем включать в эту группу свои крылатые ракеты морского базирования, а пожалуй и все наши средства передового базирования в Европе.
     Г.Корниенко вставил своё виденье ситуации:
     -Ну, если вести дело по вашему, то у нас останется 6 тысяч ядерных зарядов, - а у вас 15.Вот вам и равная безопасность!

     Два часа споров за круглым столом истекли. "Спорщики" устали. Обстановку разрядил Рейган:
     -Пора и пообедать, на сытый желудок и диалог сытнее.
     -Война-войной, а обед по распорядку, - поддержал его Горбачёв.
     И делегации разъехались на дозаправку своих желудков.

***

     Отобедав в банкетном зале советского посольства, Горбачёв посмотрел на часы. До начала продолжения дебатов с американцами оставалось полтора часа. Раиса Горбачева как всегда стремилась не отставать от мужа:
     -А мы с Нэнси Рейган сюрприз швейцарцам подготовили, музей медицины решили открыть.  Будут нас  «девушек» потом здесь местные жители с любовью вспоминать.
     -Опять ты Рая на своей волне, не можешь без идей, опять твои выкрутасы. Хоть бы вначале посоветовалась со мной. Да ладно, дерзайте! Вот поспать бы сейчас какой часок, - размечтался глава советской делегации, - аx, чёрт, чуть не забыл, надо выслушать этих назойливых представителей сторонников мира. Придумают же себе такое название! Но ничего не поделаешь, это вполне мне ещё по силам, они у меня  еще к счастью есть. Рая, ты в каком платье со мной на ужин поедешь? Одень синее.

         Историю  Музея Красного креста и Красного полумесяца рассказал  его директор Роже Майу. В период переговоров в 1985 году в Женеве первые леди СССР и США в знак перемирия между двумя державами и во имя человеколюбия заложили первый камень Музея Красного креста и Красного полумесяца. До сих пор в атриуме здания можно увидеть стеллу в память о жесте Раисы Горбачевой и Нэнси Рейган. Раиса Максимовна так вдохновилась идеей, что уговорила мужа сделать подарок новорожденному музею. Подарок получился не просто символичным, а грандиозным: из СССР в Швейцарию отправили… цемент для строительства здания. Так проект швейцарских архитекторов воплотили в жизнь на советском фундаменте. Роже Майу подчеркнул, что в контексте эпохи жест президентской четы был многозначительным…
       А Виктор Казаков, вспоминает, что грузовики с советским цементом в течение долгого времени стояли на avenue de la Paix, ожидая результатов проводимого швейцарцами анализа на соответствие советского цемента местным нормам. Оказалось - соответствовал!

 ***

      Зал клуба советского представительства, рассчитанный на 300 человек, сторонники мира заполнили только на одну десятую его вместимости. Пожертвовав обедом во имя мира, элитная публика, сидя на удобных мягких стульях, жевала гамбургеры прямо в зале.
      -Чёрта два он к нам приедет, ему сейчас не до нас, - терзались делегированные американцы.
      Но советский президент приехал:
      -Давайте вначале познакомимся, меня вы наверное уже знаете.
     -С удовольствием познакомимся, Михаил Сергеевич, для этого мы сюда и пришли, Джесси Джексон, - представился первым бывший кандидат в президенты CША.
      -Господин Горбачев, не думайте что сторонников за мир мало, в Америке их конечно больше, но не у всех сторонников мира есть деньги, чтобы прилететь в Женеву, - оправдывался  сидевший рядом с Джесси Джексоном какой-то холёный американский толстосум.
      Представились и остальные деятели, среди которых были: исполнительный директор национальной кампании за замораживание ядерных вооружений Джейн Грюнебаум, исполнительный директор национального комитета борьбы за разумную ядерную политику Дэвид Кортрайт, руководитель центра разоружения Риверсайдской церкви Кора Вайс, руководительница движения "Женщины за плодотворную встречу на высшем уровне» Джастин Нерритт.
      -Вот Вам, господин Президент, текст нашего обращения, - обратился Джексон к Горбачёву, - его подписали полтора миллиона американцев, выступающих за замораживание ядерных арсеналов, за то, чтобы США по примеру СССР прекратили все ядерные испытания.
      -А я вам скажу, - торжественно отвечал им Горбачев, - ваши пожелания полностью совпадают с чаяниями и помыслами советских людей. Наша делегация тоже прибыла в Женеву с наказом сделать все возможное, чтобы добиться прекращения гонки ядерных вооружений, обеспечить перелом к лучшему в советско-американских отношениях. А почему бы вам, дорогие мои, не передать такое же послание и своему президенту, оно, что его не касается?
      - Михаил Сергеевич, Вы нас недооцениваете: точно такая же петиция мира лежит на столе  и у Рейгана.
      -Господин Президент, лауреаты Нобелевской премии поручили мне передать Вам  наше решение, мы договорились не уезжать отсюда, пока Вы с Рейганом не договоритесь.
     -Вы знаете, я бы тоже здесь с вами остался, Женева мне по душе, но ведь не дадут остаться, заставят отчитаться за командировочные. Это шутка, но надо полагать,  наверное, и в этой шутке есть доля правды.
      -Господин Горбачёв, мы, участники встречи на Эльбе, просим Вас...

      Советский лидер посмотрел на часы, время, отводимое протоколом на обед, кончилось:
    -Дорогие мои, я физически не в состоянии всех вас принять и выслушать. Только что две детские общественные организации я препроводил своим помощникам, они и вас  примут, непременно примут, и на вопросы ваши ответят. Извините, но у меня через пять минут продолжение первого раунда переговоров с  американской делегацией.

( далее )

Остальные части

 
 

РВКИКУ71.РФ

Любое использование информации и объектов без письменнного предварительного согласия правообладателя не допускается
и преследуется по Закону, согласно статье 300 ГК РФ.