Бирюзовец 66-71
Сайт выпускников 1-го факультета Рижского Высшего Командно-Инженерного
Краснознаменного училища имени Маршала Советского Союза Бирюзова С.С.
Схема г. Рига п. Лиласте

Посвящается нашим родителям, учителям и первым командирам, тем, кто прошел Великую Отечественную войну, не просто прошел, а победил, при этом остался жив и дал жизнь нам.

 

Никончук Н.Н. Три дистанции комбата (окончание).

2013-01-15 10:41:31

( наверх )

      Наступил 1980 год. Год ожиданий и надежд. Уже в начале года Главным штабом РВСН для поддержания морального духа комбатов старых ракетных комплексов были спланированы месячные сборы «курсы повышения квалификации». На верху считали: если поднимем хоть немного настроения этим «ракетным зубрам», им вверенные старты простоят в высочайшей готовности к боевому применению еще очередной десяток лет.
     Местом сборов был определен 80-й учебный центр центрального подчинения находящийся в г.Котовск, Одесской обл. Сборы решили провести со стопроцентным охватом всех комбатов ракетных полков с Р-12, по очереди поточным методом (в четыре этапа), чтобы не оголять на этот период сразу все стартовые батареи безвластием и анархией.
      Итак: 1-й этап - март; 2-й - апрель; 3-й - август; 4-й - сентябрь. По окончанию сборов прием зачетов по знанию и умению работать за каждого основного номера боевого расчета. Итого 40 зачетов и один выпускной экзамен.
      От Малоритского полка я был определен в командировку по первому этапу вместе с КБ 7 батареи ст. лейтенантом Кобылко. От 31 дивизии первые предписания получили десять комбатов, а всего с двух ракетных армий (Смоленской и Винницой) нас набралась в Котовске добрая сотня! Куратором и вдохновителем нашей «сотни» был назначен генерал Лапшин. Нет, нет, не тот генерал со Смоленской армии, а другой - с Винницкой. Кстати говоря, генералов-однофамильцев в РВСН было не мало: Неделины, Ивановы, Васильевы, Журавлевы, Егоровы, Волковы, Новиковы, Кокины, Шевцовы, Никитины. Да простят меня они, если кого-то не упомянул.
      По прибытии в Котовск, при встрече было интересно смотреть на себе подобных комбатов. Здесь были "безусые"  и умудренные жизнью, седые и лысые, бравые и рассудительные, молчуны и балагуры. Возрастной ценз для комбата срока не имеет: от 23 до 45 лет: или год-два как кончил училище, или уже заканчиваешь свой ратный труд офицера-ракетчика и готовишься идти на заслуженную пенсию. Ни одного комбата с потухшими глазами или не умеющего по какому-то подвернувшемуся случаю поднять сто грамм за «стратегических» я не видел. На сборах был собран по праву сказать золотой фонд ракетных войск, «непроглатываемая кость» для армий вероятного противника. Сколько я потом не менял мест службы, не ставил новые ракетные комплексы на боевое дежурство, сколько не встречался с интересными людьми, я не видел более достойных, чем тех, кто прошел стезю 8К63 и в первую очередь командиров батарей и дивизионов.
       В апреле 1980 г. получил звание майора, а в июне по рекомендации начальника политотдела дивизии Буренкова был переведен в переходящую на новые штаты и вооружение 49 рд г.Лида на должность заместителя командира ракетного дивизиона по боевому управлению (местный 170 рп). Мне было 31 год.
      Все таки слухи о перевооружении до нас долетали не зря.



6. Новые старты

       В октябре 1980г. с местным ракетным полком (170 рп Минойты) 49 Лидской дивизии я убыл на полигон Капустин Яр, с целью обучения и приема в эксплуатацию первого в РВСН ракетного комплекса РСД-10 «Пионер УТТХ» с ракетой 15Ж53, который несколько позже мы поставили в Лидской дивизии (кд - Муравьев В.А.) на опытно-боевое дежурство (февраль 1981 к ХХVI съезду КПСС), а 27 марта 1981 г. на боевое дежурство. Официально комплекс принят на вооружение 23.04.81.В  В этом же году по непонятным нам тогда причинам нашему полку пришлось поменять свой ракетный комплекс с соседями по Поставской дивизии на РСД-10 с ракетой 15Ж45 (Вчерашний день). Мало того мы вынуждены были переучиться на более несовершенный комплекс «быстрым темпом» в Капустином Яре, правда ТСУ и пусков, на этот раз,  там не проводили.
      В ноябре 1983 г. в ответ на начавшееся усиленное разворачивание американцами «Першингов» и крылатых ракет в Западной Европе, я был отправлен в г.Елгава где формировался новый 778 ракетный полк 29 ракетной дивизии , «с целью его дальнейшей передислокации в районы, исключающих непосредственную угрозу БРК со стороны вероятного противника», на равнозначную должность.
4 января 1984 г. вновь сформированный полк эшелоном, после митинга на погрузочной площадке, спев гимн Советского Союза и наглотавшись вьюги из снежных хлопьев, убыл на государственный полигон Капустин Яр. С этого периода и до окончания обучения, а затем и слаживания ракетного полка (июнь1984) я исполнял обязанности заместителя командира полка по тылу. Местом дислокации полка после приема техники на полигоне «неожиданно» определили г.Канск, где год назад уже были поставлены на боевое дежурство управление бывшей 23 Валговской рд и один ракетный полк. Не хочется описывать все бытовые трудности, которые пришлось перенести мне и моей семье с приездом в Сибирь. К этому времени у меня уже было трое детей, младшей дочке 9 месяцев. Снова ЗБУ ракетного дивизиона, а с марта 1988-заместитель начальника штаба полка (ЗНШ).
       В августе 1988 я принимал непосредственное участие в ликвидации РСД-10. Наш полк первым успешно отстрелял по Камчатке свои девять ракет СС-20. Всего 23-й рд в Канске и 4-й рд в Дровяной, Читинская обл. было отстреляно 72 ракеты в рамках Договора между СССР и США «О ликвидации РСМД». После этого полк приступил к переучиванию на ракетный комплекс МКР «Тополь» с дальнейшим выездом на полигон Плесецк. Новый для себя полигон и комплекс я не освоил, поскольку меня по моей просьбе в ноябре 1988 перевели в учебный центр центрального подчинения (Псковская обл., г.Остров в/ч 35600) на должность командира батареи-старшего преподавателя, где я и прослужил до увольнения в запас в октябре 1991 году (батарея готовила крановщиков).
      Буквально за несколько недель до моего увольнения, наш учебный центр посетил Главнокомандующий РВСН Максимов Ю.П. Вместо того, чтобы ходить по подготовленным в течении нескольких месяцев показным учебным точкам, Главком ринулся неожиданно на выстрелы за бугор тактического поля, где я по своей инициативе проводил с двумястами курсантами-крановщиками занятия по тактике , используя взрывные пакеты и холостые патроны. Получив от него нагоняй за огрехи в занятии по тактике сухопутного боя, я в очередной раз понял: инициатива - наказуема, какой из меня может быть сухопутчик, тем более куда мне было тягаться с бывшим командующим Туркестанского военного округа - главной базы Афганского вторжения. 
      В октябре 1991 г. мне вручили медаль «Ветеран Вооруженных сил СССР», через два месяца СССР перестал существовать. Вот такой весьма ухабистой дорогой я прошел по выбранной армейской жизни. Я не жалею. Жаль только Великого государства, которое мы ракетчики охраняли неся боевое дежурство.
      Из 25 лет службы в РВСН девять лет я прослужил в Малоритском полку 31 ракетной дивизии. Именно здесь закладывались для меня понятия офицерской чести и долга. Именно здесь несмотря ни на что, я не щадил себя как и многие другие офицеры полка, в работе по достижению требуемых показателей боевой подготовки, укреплении воинской дисциплины. Вместе с нами в полной мере испытали лишения службы в Ракетных войсках наши жены и дети. 31 января 1990 года последний ракетный полк Пружанской дивизии был расформирован. Знамя 44 ракетного полка сдано в центральный музей РВСН.


Эпилог

      В мае 1992 года я переехал в Брест, где жили родители и брат. Началась гражданская жизнь. За символическую цену купил в 25 км от Бреста старый домик, привез семью, пошел на работу в местный колхоз «Путь к коммунизму» бригадиром стройгруппы, жена продавцом в сельмаг. В колхозе, уже переименованном в «Новая жизнь» дали корову, козу, купил 4 поросят, завел курей. За лето заготовил сено - живи не хочу. В марте 1993 г. в Бресте дали временное жилье. Переехал семьей в 2-х комнатную квартиру. Работал на автостоянке, завхозом, лифтером.
      С 2001 по 2007 год работал в Брестском облисполкоме в управлении ЖКХ на инженерной должности. Сейчас работаю в Брестском областном военкомате инженером по охране труда, по своей инициативе занимаюсь историей РВСН, принимаю участие в работе ветеранской организации 31 рд вместе с моими коллегами-ракетчиками.

       Дорогие ветераны РВСН. Вся наша молодость прошла в военных гарнизонах, стоящих в небольших городках. Не наша вина в том противостоянии ядерных сил, которое сложилось после Второй мировой войны между СССР и США. Да, мы держали руку на кнопках пуска ракет, но представить не могли, что может поступить не учебный, а боевой приказ на их применение. К счастью все обошлось. И Рига, и Пермь, и Серпухов - провожая нас курсантов-ракетчиков в войска тоже хотели от нас не разрушения, а созидания, бережного отношения к культуре народов, их традициям. Своей древней историей эти города-кузницы ракетчиков, как бы влили в нас эликсир любви к прекрасному. Уехав из своих училищ, скучая по ним, не понимали мы тогда еще, как прекрасны места нашей оказавшейся службы, какие добрые и гостеприимные там люди, какая там удивительная природа, какое насыщенное историческое прошлое. А по большому счету из-за сложных армейских будней не видели главного - простую красоту тех мест, где служили.
       Мы мечтали попасть служить в Москву или другой большой город, но сейчас нам и нашим семьям снятся не эти столицы, а те гарнизоны, где когда-то служили. Таких городков в бывшем Союзе было больше сотни, и они, в свое время, приютили нас, согрев своим теплом и уютом. Здесь росли наши дети и здесь мужали мы. Все это для нас дорого.
       Поменяв за время службы до десятка гарнизонов, мы, к сожалению, не сохранили адреса своих друзей и товарищей, а многих уже нет и в живых. В 2001 году ушел из жизни и заслуженный ракетчик Малоритского полка, мой друг и товарищ Валерий Кондратьевич Жалдак. Для меня как и других моих сослуживцев это стало невосполнимой потерей. Ведь мы и после службы в ракетных войсках частенько встречались в Бресте, обсуждали жизненно важные наболевшие вопросы, вели разговоры о политике, о роли воинской службы, о семье и морали.
       Валерий Жалдак всегда мог поддержать, успокоить, превратить любой сложный, казалось не решаемый на сегодня вопрос, в элементарное завтрашнее решение. Жизнь не стоит на месте. И вот уже наши дети идут по стопам родителей. Так сын Валерия Кондратьевича - Валера Жалдак закончил Ленинградское высшее военно-политическое училище ПВО. В настоящее время - подполковник, достойно продолжает семейную традицию, начатую еще дедом Кондратом Степановичем, служить Родине. В центральном печатном органе министерства обороны Республики Беларусь "Белорусская военная газета" от 29.01.2008 года напечатана статья о нем. Думается мы еще не раз услышим о победах Валерия Валерьевича в его нелегком ратном труде.



Автор данной повести с сыном легендарного комбата-ракетчика
Малоритского полка Жалдака Валерия Кондратьевича
подполковником Жалдак Валерой (апрель 2010 г.)

С точки зрения практицизма, почти все, что в нашей духовной жизни имеет значение сегодня, теряет свою значимость завтра. Остаются жить лишь математические формулы, которые являются непоколебимыми, ибо математика и электроника властвует в мире, а не опыт человеческого духа. Поэтому надежда на то, что кто-нибудь о нас Малоритчанах вспомнит через каких то пару десятков лет благодаря этой организованной акции теплится.
С глубоким уважением, подполковник в отставке

Никончук Николай Николаевич

Остальные части

 
 

РВКИКУ71.РФ

Любое использование информации и объектов без письменнного предварительного согласия правообладателя не допускается
и преследуется по Закону, согласно статье 300 ГК РФ.