Бирюзовец 66-71
Сайт выпускников 1-го факультета Рижского Высшего Командно-Инженерного
Краснознаменного училища имени Маршала Советского Союза Бирюзова С.С.
Схема г. Рига п. Лиласте

Посвящается нашим родителям, учителям и первым командирам, тем, кто прошел Великую Отечественную войну, не просто прошел, а победил, при этом остался жив и дал жизнь нам.

 

Глава 13. За Родину, за Сталина!

2015-03-10 14:18:34

ГЛАВА 13. ЗА РОДИНУ, ЗА СТАЛИНА, ДАЕШЬ ВЕЛИЖ!
                             
                                                                   Здесь, на трассе прямой, мне, не знавшему пуль, показалось
                                   что и я где-то здесь довоевывал невдалеке.
                                                     Потому для меня и шоссе, словно штык, заострялось,
                                       и лохмотия свастик болтались на этом штыке.
                                                                                                      В.Высоцкий

      А в целом зима с 1942 на 1943  на  Велижских землях прошла без эксцессов. Для прорыва эшелонированной обороны на фронте ни у  красноармейцев, ни у немцев не хватало сил, все силы сосредоточились в то время под Сталинградом. 

Декабрь 1942 г.  Выздоровевший после ранения Еременко  (справа)  уже под
Сталинградом на карте вникает в замысел предстоящей исторической битвы.

     

      Велиж оставался для  4-ой ударной пока неприступным. Немцы, как кроты,  продолжали вгрызаться в землю, и части Красной Армии на Западной Двине  тоже не дремали. Кроме американской тушенки, которая почему-то доходила до советских войск нерегулярно, стала кое-где   появляться   и американская военная техника. Но почему же в частях не хватало продовольствия?  Еще с весны были даны указания военным совхозам  растить  на освобожденных от  немцев землях все съедобное… Режется скот в средней полосе России, на Урале, в Сибири. Средняя Азия нажимает на урожаи риса, яблок, помидор, капусты… Но с распределением пайков по-прежнему на Калининском фронте проблемы.  Кто отвечает за тыл?
      В большой семье ртом не щелкают,  наконец-то  капусту подвезли и в 4-ю ударную. Пришла она со Старой Торопы, квасить ее надо быстрей,  не переморозить, для щей лучше в мире ингредиентов еще никто  не придумал, да и на второе  потушить можно, с тушенкой желательно.
      -А для аппетиту туда жменю клюквы или тмину  брось, - наставлял заквасчиков капусты комендант ВПУ сержант Никончук, - смачнее  будет. Вот бы сейчас нашим  союзничкам да открыть второй фронт! Не  открывают гады, темнят,  выжидают чего-то? 

***

      Тем временем ВПУ 4-й ударной продолжает менять  позиции.  Вводит командарм Курасов В.В. немцев в заблуждение, теряется вражья разведка, чего ей нового ожидать от непредсказуемого противника? Снова мой батька подыскивает место под баньку, место под жилье, под кухню… А маскировка, а питьевая вода…? В ВПУ спрос за это все идет с него, с батьки моего.
      Досталось тебе, батя, а что делать?

      Я это  представляю и знаю что  такое «передислокация». На выходах в позиционные районы с самоходными пусковыми установками приходилось и мне по ночам этими делами заниматься в 80-е годы. Правда нас тогда никто не бомбил и не обстреливал.

      -А ну-ка, хлопцы, резвее, хватайте бочку с капустой, да рассол не пролейте. Бестолочи, капуста же  сгниет без рассола! - распоряжался на бегу комендант ВПУ.
      -Хабибулин, почему термоса от каши  не отмыл? И это ты называешь их чистыми?  Ну, погоди, дойдет у меня очередь до тебя!
      -Петров-Водкин (кличка новобранца москвича) где твой окоп? Последний раз тебе вразумляю жизненное правило разведчика на практике: хоть упал на землю при перебежке, хоть временно передых где-то получил - сразу же копай, скрыть голову сперва надо от неожиданных действий противника, зад не жалко; затем копай глубже и глубже, пожалей теперь и свой зад. Вот ты уже и весь спрятан, молодец, «товсь к стрельбе», где гранаты? Запомни, сколько живет прошедший войну красноармеец, столько живет и отрытый им старый окоп. А в назидании, водки лишаешься на неделю, понял?

      Весна 1943 г. Где-то на берегах великой Волги уже произошел коренной перелом в войне –  полностью разбита и взята в плен 300 тысячная армия  Фридриха Паульса. Обмороженные немцы, итальянцы, венгры, румыны тысячами сдаются в плен. Куда их вести, где выкроить столько транспорта? А как их прокормить, если самим не хватает?
      7 апреля. После Сталинграда А.И.Еременко в Москве получил назначение на новую должность - командующего Калининским фронтом. Фронт  к этому времени растянулся в междуречье  Западной Двины и Днепра  на 340 километров, а если за отчет брать не водные артерии, а дороги, то фронт на тех же километрах стоит от магистрали Смоленск-Москва до Великих Лук. Опять что-то серьезное Сталин готовит немцам на лето 1943, опять задумал мощное наступление? На Еременко опять надежды, а Пуркаева за голодные желудки красноармейцев пора и под трибунал отдавать!
      В Велиже-крепости пока «тихо»,  продолжают идти  бои местного значения. Немцы пытаются в очередной раз отвоевать для себя плацдарм в восточной части города, наши в западной. Но не получается  у них ничего, хоть тресни. Наши инженерные сооружения снова оказываются для фашистов неприступны, как в прочем и их бастионы для нас.
      В 4-й ударной поменялось начальство. Вместо Курасова командармом назначен его заместитель Селезнев Дмитрий Михайлович. А потери личного состава все равно продолжаются, и учет погибших по прежнему не налажен.
      -По докладам командиров соединений, потери у немцев за неделю получились: два  пехотных полка, общей численностью 1600 человек, у нас же в армии -  1440 человек, - отчеканил старший офицер оперативного отдела.
      -Ты  что?  Откуда брал подсчеты?
      -То ж  целую  ночь на карту обстановку наносили,  вчерашние оперсводки соединений суммировал.
      -Ну,  если наши не врут, то это уже лучше. Вот видите, наши потери  уже меньше чем у врага.
      Командующий Селезнев вдруг обратил внимание на чертежника оперативного отдела  старшего сержанта Никончука.
      -В партии? Почему нет? А  интернационал у тебя какой?
      -Я за товарища Сталина.

      Пока линия фронта стоит на месте  «идеология»  разворачивается на всю катушку! И политработники фронта не чураются работать с массами. "Охраняй командира в бою", "Наблюдай за полем боя", "Успехи наших войск под Орлом и Курском", "И смело в бой нас поведет…" далеко не полная тематика проводимых с воинами бесед. Усилилась  обработка не только своих воинов, но и чужих. Взяв пример с немцев,   наши берут их в оборот уже через радио и листовки. Вот и  в радиогазете "Свободная Германия",  пленный унтер-офицер И. Штригель уже не гундосит, а материт по полному счету, так сказать «на всю ивановскую»,  свой же гитлеровский генералитет.
      -Ахтун, ахтун! Я есть Иоанн Штригель. Сдавайтесь русским, они хорошие, и кормят горячей кашей.

      Растут у нас ряды  комсомольцев, растут партийные ряды. Вместо убитых и раненых встают в строй новые легионы бойцов. Уже летом 1943 по собственному желанию  Никончук Николай Лазаревич напишет заявление и будет принят в ряды ВКП (б), в числе  других  тысяч воинов.
      За Родину, за Сталина! Ура!

      Лето 1943 года. Звездная ночь, а Еременко не спит, он уже с весны думает о прорыве. Изучив силы противника, свое недавно полученные  пополнение,  он готовит  фронт (3-я и 4-я ударные, 39-я, 43-я, а также 3-я воздушная армии) не к обороне. У него есть все шансы дожать противника. Надо рисковать! 
      5 августа командующий  фронта «принимал» Верховного под Ржевом у села Хорошево.
      -Товарищ Сталин, силами двух армий фронта (39-я и 43-я) мы готовы взломать укрепления врага…а затем…
      -Мы посмотрим, непременно посмотрим,  товарищ Еременко, как вы  «затем» это будете делать.
      13 августа   задуманное наступление   началось. Еременко идет ва-банк. Только за два часа на  фронте  шириной в 22 км его части продвинулись в глубину на 4-5 км. Это неплохо. Для развития успеха Сталин пообещал Еременко придать ещё  и 31-ю армию (почему  это не произошло, Еременко так и не понял даже после войны).
      Только к 30 августу  наступление  выдохлось. Ничего страшного. Причина уже нам известная, та же самая – потери  личного состава  с продвижением стали несоизмеримы.  Что-то не доработано Ставкой, стратегами, штабами, разведкой?
      Может и сам Еременко не все нюансы учел? А сколько было штурмов, сколько всяких непредвиденных ситуаций. После двухнедельной подготовки,  ротации обессиленных частей на более свежие, 14 сентября  соединения фронта опять ринулись в бой. Теперь за два часа они продвинулись уже до 10 км., а 19 сентября  была взята  Духовщина.
      До Велижа вроде уже и рукой подать, но враг за него  держится. Город, разделенный фронтом пополам, разбитый и сожженный,  уже почти два года (западная часть у немцев, восточная у нас)  стал  фашистским оплотом. Нужны опять дополнительные силенки для его взятия.
Наконец 18 сентября 1943 года Еременко выпускает последних джинов из закупоренных бутылок:  по плану 4-ая ударная армия (командарм Швецов В.И.) идет прямо на Велиж, 43-я армия - на Демидов!
      Началась  Велижско-демидовская операция! Она и на картах была расписана как по нотам и на командно-штабных играх отработана - как полагается.  И все нюансы учтены, и все заковырки проиграны.
      -А если  немцы успеют подтянуть в Велиж свежие силы, где резерв Василий Иванович будете брать?- наседал Еременко.
      -Подстрахуемся авиацией и «катюшами». Пусть пошерстят малость   защитные порядки немцев  перед нашим броском, - бодро отвечал командарм 4-й ударной Швецов.
      -А партизанам задачу поставили?
     -А как же!
     -А ты, начальник разведки,  давай немедленно  нам свежего «языка», диспозицию и планы противника будем по-новой уяснять!

 
      Орудия, миномёты, реактивные установки 4-ой Ударной Армии обрушили свой ураганный огонь на передний край немецкой обороны. Танки и пехота, в боевых рядах которых шли и артиллеристы, и миномётчики, двинулись в атаку.
      Сражение за Велиж длилось весь день. Потери, потери… Ночью  командование  Армии сделало перегруппировку сил, снова ввело свежие части. Уже утром 19 сентября  наступление возобновилось. Немцы оказались выбитыми с Покровского поля, затем были освобождены еще два квартала. А к вечеру наши войска вышли на правый берег Велижки и Никольского ручья.
      Теперь всю ночь при свете ракет бои в городе не прекращались. С рассветом пехота начала штурмовать вторую  линию обороны немцев.  К вечеру 20 сентября 1943 года немецкие войска были полностью выбиты из Велижа.
     На разбитой колокольне Свято-Духовского собора был водружён красный флаг. Но еще всю ночь с 20 на 21 сентября немецкая артиллерия с позиций в районе деревень Верхние Секачи и Красное обстреливали  русских.  Утром 21 сентября наши разведчики принесли радостное известие - немцы спешно покинули свои последние позиции. Осадный город, находившийся более 600 дней под пятой оккупантов, был полностью освобождён.
      Бойцы-освободители не взирая на возраст, чины и приверженность к тем  или иным традициям разливали по кружкам заслуженные  100 грамм. В котелках уже дымилась уха от оглушенной в реке рыбы:
      -И не хотели  столько  глушануть, а так получилось. Ты прости нас матушка природа,  спиши нам   эти рыбьи  хребты на войну, с нашей стороны  - войну освободительную и справедливую.
      Основательно потрепанные в  сражении немцы, уже под Суражем  крестились:
      -Скорее бы домой живыми вернуться, а не поплыть самим по реке как  эта  рыба?

      Итак, Велиж освобожден, что дальше? Город восстанавливать? А города то и нет. От него остались лишь разрушенные фундаменты и кое-где стены. Нет исторического достояния города, все красивейшие здания  погибли: ратуша, 11 церквей, костёл, 9 синагог, библиотеки, училища, школы, мост…
     Но самая тяжёлая потеря – человеческие жизни. 19391 велижанин пропал без вести или были расстреляны, повешены, замучены. Две тысячи заживо сгорело в Велижском гетто. 2059 человек угнаны в рабство. 11272 человек не вернулись с фронта.
       А вот что пишет А.И.Еременко в своей книге "Годы возмездия 1943-1945" (издание второе,1985 год, стр.57):
      «Бои за Велиж 4-я ударная армия начала в обход, на юго-востоке, с захвата укрепленных высот и опорных пунктов. С рассветом 20 сентября началась артподготовка, затем, преодолевая минные поля и проволочные заграждения, пошла в штурм пехота. Доходило до рукопашной! Последний рубеж немцев – развалины и подвалы  церквей. Но к вечеру гитлеровцы вдруг  начали  контратаковать. Бой снова не раз переходил в рукопашные схватки. В решающий момент нами был нанесен удар пехотой при поддержки танков.
      После боя, чтобы провести войска через город в колонну по одному шли саперы с миноискателями. Все было заминировано, попадались и "сюрпризы" в виде заминированных велосипедов, пачек папирос… Самого города по существу не было, одни полуразрушенные остовы  стен, да груды кирпича. Не видно было и жителей. Немцы удирали так быстро, что не сняли даже линии связи и телефонные аппараты, не убрали указки с минных полей, повсюду было брошено военное имущество…»

 


 

      21 сентября нашими войсками был освобожден  город Демидов, где, только погибших немцев, оказалось больше восьми тысяч.
      Следующая плановая операция для 4-й ударной – освобождение города Невеля.

      От автора: хоть и нескромно, но, описывая  родные для меня места в то смутное время, хочется и  самому прямо сейчас приложить руки, они у меня уже давно чешутся,  ведь мои  предки там испокон веков  жили и я через пять лет на этих берегах Двины появлюсь на свет. Зачем же нам здесь оставлять одни развалины? Не с добрым сердцем вы к нам явились, судари.

      -Вперед 4-я ударная, по дороге на Запад, вперед!  Через Усвяты,  не промахнитесь! Чуть шаг в сторону и непроходимые болотные топи затянут вас. Остерегаться надо  болотных трясин, а вот клюквой там можно  полакомиться, в тех местах ее много. Сам лично собирал ее по редким выходным дням,  когда служил  в тех краях, на Псковщине. По кочкам через трясины  прыгал, слава Богу не промахнулся!

       Почитаем  снова  Еременко (стр.68.):
      «1 октября под Велижем, я приехал в 4-ю ударную армию с тем, чтобы проверить ее готовность  к очередным наступательным действиям по плану уже Невельской операции и  помочь командованию в планировании  наступления. Командарм Швецов В.И., НШ Кудряшов А.И.  встретили меня на ВПУ. Я встретил там также и старых знакомых: шофера Военного совета армии старшину А.М.Мурадова, командира 16-й литовской стрелковой дивизии генерала Карвялиса В.А…
      -Я считаю, товарищ генерал Швецов, главное,  что вы еще не продумали -  как будете доставлять боеприпасы? Там же болота! Даю вам еще три дня. По карте предстоящих сражений у меня вопросов нет, все понятно, молодцы. Кто наносил обстановку - всех поощрить, до чертежника включительно. А  вас, старший сержант, я где-то и раньше  видел?
      -Так точно, старший сержант Никончук, в 41-м мы отступали  под Себежем, вы остановили группу нашего  батальона и поручили мне вернуть ее обратно, - признался мой отец.
      -Молодец, помнит меня, вот видите, товарищи, я же  говорил им всем и тогда, погоним мы фрицев назад, долго они у нас не задержатся.»

      6 октября 1943 года части 4-й ударной армии заняли исходное положение для очередного рывка вперед. 360-я и 47-я стрелковые дивизии первыми ринулись в бой и уже 7 октября освободили Невель.
      В ноябре 1943 года Калининский фронт был переименован в 1-й Прибалтийский. Еременко сдал фронт генералу армии Баграмяну И.Х. Теперь старший сержант Никончук бьет  фашистов уже с Баграмяном. Вперед 1-й Прибалтийский,  Витебск от врагов  надо освобождать!    

      Кстати, из сводки Информбюро батька с радостью узнал, что и его малая Родина также уже очищена от немцев. Коростень был освобожден 17 ноября, а значит и Буки.  Как его старики оккупацию пережили? Живы ли  они?
      Из воспоминаний  И.Х.Баграмяна:
      «Осенью 1943 в Москве на беседе со Сталиным я получил от него вопрос:
      - Еременко топчется на месте, перегорел, я им недоволен, не боитесь,  что вы тоже не улучшите результаты на 1-м Прибалтийском  фронте?
      На что я ответил - не боюсь.»
      Начальником штаба фронта был назначен уже известный нам по 4-й ударной В.В.Курасов. КП фронта находилось в селе Верхняя Затурщина. На 19 ноября 1943 в составе фронта числились: 4-ая ударная; 39-я, 43-я армейские армии; 3-й гвардейский кавалерийский корпус; 5-й танковый корпус; 11-я гвардейская армия.
      18 декабря 1943 года  1-й Прибалтийский начал наступление. Пока освобождаем Беларусь.
      24 декабря город Городок Витебской области был  взят. В течении всей зимы войска 1-го Прибалтийского фронта непрерывно наносили удары по врагу. Были сложности, была и героика.
      Участник освобождения Белоруссии бронебойщик рядовой 306-й гвардейской стрелковой дивизии А. Е. Угловский особо отличился при освобождении  Суражского района Витебской области. В ночь на 20 декабря 1943 года, отбивая танковую контратаку врага у деревни Холудное, он  с противотанковой гранатой бросился под танк и подорвал его. Вдохновлённые этим подвигом, однополчане вывели из строя ещё несколько танков, отбив атаку врага. Анатолий Угловский погиб и был похоронен в д. Вымно Витебского района в братской могиле советских воинов.

      А я опять потерял  батьку, где  он сейчас находится? Правильно, в составе 4-й ударной отбивает  от  немцев на Витебщине имение Ильи Репина -  Здравнёво.  Там он сейчас, на 1-ом Прибалтийском!
      Отбили репинское имение бойцы 4-й ударной уже под командованием Малышева П.Ф., а дальше им идти на Псковщину! Там другое историческое имение – А.С.Пушкина, в Михайловском оно всегда стояло. И его надо отбивать от врага! И его освободили, опять же бойцы 4-й ударной под командованием Петра Федоровича Малышева.
     

      Короче, ты батька, по тем же тропам и дорогам идешь, по тем же болотным кочкам скачешь, где  в 1941 отступал.
    Еще недавно ты был   понурым, подавленным, а сегодня -  с высоко поднятой головой освободителя идешь. Что недавно  фашисты  у нас захватили, ты честно и с кровью отвоевываешь! Смотришь, и тебе после Победы какое-нибудь имение достанется, ну пусть не настоящее, а хотя бы надел в соток  7-10! Ну а пока, с Новым годом Вас всех, с 1944!

***

      Эх дороги… Они - фронтовые   длинные, расхлюпанные, раздолбанные… Пушка идет или тащат миномет бойцы, танк движется или машина едет, конь ковыляет, обоз ползет… всё эта дорога выдержит. На то она и дорога. И вы, солдаты, бредете с этим всем, вперед вам путь,  на Запад, заказан! Поминаете вы, правда, частенько по матушке,   кого надо и не надо. Вы за все поминаете: за войну, за непогоду, за бессмысленность и потери….
      А полевая кухня вот от вас братцы и отстала! Все-то она отстает, проклятая, во все времена и войны отстает. Ну а есть то вам солдатушки - ребятушки хочется, хоть раз в сутки? А если и три раза, так оно тоже ничего, хорошо три-то раза, как по уставу положено, правда? Но один же раз, просто позарез необходимо!
      Что делать? Глянул красноармеец налево–картошка растет, мать чесная, направо – морква торчит, не выкопанная людьми вовремя…
      -Лопата дурень при тебе, бери  ее за космы, лезвием землицу поддевай, подтяни за чубок чуток и вот, полюбуйся: лежит огородина у твоих ног уже на земле, прямо в рот просится. Сварить бы ее на костре! Что дров нет, нет соломы? Не беда! Бурьяна на Псковщине, как и на Смоленщине хватает. Круши, ломай его через колено, пали,- наставлял молодежь, уже видавший службу Никончук.
       Поели  вареной в котелке картошки солдаты, без хлеба поели, иной раз и без соли, но уже  воспряли телом и духом, могут снова вперед двигаться, врагу  урон наносить.
      -Товарищ старший сержант, а как вы в разведке перекусывали, если под рукой ни воды, ни котелка, а кухни и подавно, вот как?
      -В разведроте в 41-м мы  картошку в артиллерийской гильзе запекали. Набросаешь туда картох, опрокинешь гильзу рылом к земле, пистоном вверх и разводи на гильзе огонь. Сам же можешь дрыхнуть или смотреть в небо. Сколько бы ты не прохлаждался, сколько бы не спал – картофель в гильзе изготовится так, что и шкурку скоблить ножом не надо – сама отлупится! - делился опытом, полученном в разведке, мой батька.
      -Опыт не пропьешь, - шутили не вышедшие чином красноармейцы, подставляя свои кружки под наркомовские 100 грамм.

      Вперед на запад 1-й Прибалтийский! Вперед на запад  2-й и 3-й Прибалтийские фронты, вам тоже, как и моему отцу на 1-м Прибалтийском, еще хватит  работы по изгнанию врага. Вперед к  Победе 1945-го!

      Весна 1944 года. Еременко назначается  командующим уже 2-го Прибалтийского фронта. В составе фронта пока нет 4-й ударной, там только 1-я  и 3-я ударные, а еще там 10-я и 22-я общевойсковые армии, 15-я воздушная, 5-й танковый корпус, 3-й кавалерийский и 43-я Латышская стрелковая дивизия. Появилась  у Еременко и уже знакомая  нам 23-я стрелковая дивизия, но уже другая, второго формирования.  Бывшая 23-я дивизия, где батька был разведчиком, уже не просто дивизия, а  гвардейская стрелковая, и тоже сформирована заново и номер ей другой присвоили – 71 гвардейская стрелковая. Заслужили ей это звание  уже погибшие бойцы 23-й дивизии, заслужили для живых.
      Весь апрель и май у Еременко (2-й Прибалтийский) на 200-километровом фронте кипит работа, идет напряженная подготовка к боевым действиям: изучается противник, пополняются запасы, вдоль болот ведется строительство подъездных путей, стелятся гати для надежного тылового снабжения. Вот у Пуркаева, например, вечно солдаты голодные ходили. Не хорошо это. Не любит Еременко и больших потерь личного состава, как Конев, например. Не в ладах он и с Г.К. Жуковым по этой части… Короче у Еременко все пока в ажуре.
      Из воспоминаний маршала Баграмяна:
     «22 мая 1944 года меня (командующего 1-го Прибалтийского фронта) пригласили в  Москву. Жуков там мне сказал, что завтра план "Багратион" будет доложен Сталину. Моему фронту силами 4-й ударной армии, 6-й и 11-й гвардейской, 43-й общевойсковой, 1-го танкового и 3-го кавалерийского корпусов, надо прорвать оборону севернее Витебска, форсировать Западную Двину и наступать от Полоцка  для окружения Витебской группировки.
      Я высказал опасение за свой правый фланг, где участвовал 2-й Прибалтийский под командованием Еременко.
      (Щадил Еременко своих солдат, за зря под пули не пускал, это мы уже знаем–прим. автора).
      Вражеские войска опирались на весьма развитую преимущественно сплошную, траншейную, глубоко эшелонированную оборону, готовившуюся многие месяцы. Кроме второй оборонительной полосы противник дополнительно подготовил рубежи на левом берегу Западной Двины и по линии: Полоцк, Лепель, Даугавпилс, оз. Нарочь. Особенно сильны были сами Витебск и Полоцк.
      В решении на поставленную задачу я определил три этапа:
      1 этап: взломать пехотой оборону на 25 километров по фронту;
      2 этап: ввести в атаку наш единственный танковый корпус и сходу форсировать Западную Двину, окружив Витебск с левым соседом, 3-м Белорусским фронтом;
      3 этап: форсировать реки Уллу, овладеть Полоцком и Лепелем.
      Из-за неподготовленности наших тылов, я попросил Ставку перенести наступательную операцию с 19 на 23 июня 1944 года (надо было подвезти 1682 вагонов боеприпасов, 2930 цистерн горючего, 2765 вагонов продовольствия, 815 вагонов других материальных средств).»

      6 июня 1944. Началась высадка экспедиционных войск англо-американцев на побережье Нормандии (Франция). Открылся второй фронт.
       22 июня 1944 года в 5.00 утра  началось очередное историческое наступление Красной Армии. Это наступление было не что иное, как знаменитая стратегическая операция "Багратион" - наш ответ на  операцию «Барбаросса», начатую Германией ровно три года назад.
      24 июня. Наконец и в Карелии бои пошли по другому сценарию. Освобожден Медвежьегорск.
        27 июня.  А теперь слово Еременко:
      «Сосед у нас справа - 54-я армия 3-го Прибалтийского фронта, слева -   4-я ударная 1-го Прибалтийского (Баграмян) (прим. автора: где пока воюет мой отец).
      Сегодня мы  разгромили гитлеровскую группировку под Витебском, город наш, мы гоним немцев по Западной Двине в сторону Шауляя, как тухлую рыбу гоним. Вот сейчас бы мне еще и 4-ю  ударную!»
      28 июня. Освобожден Петрозаводск.
      4 июля. Взят Полоцк. 4-я ударная (командующий Малышев П.Ф) неожиданно переподчиняется от Баграмяна к Еременко (идет на 2-й Прибалтийский), любит Еременко 4-ю ударную, он как в воду глядел…
      А вот свою 1-ю ударную Еременко передает на 3-й Прибалтийский (командующий Масленников И.И.). Смысл: правый берег западной Двины будет очищать от нечисти 1-я ударная в составе 3-го Прибалтийского фронта, левый берег в составе 2-го Прибалтийского фронта  будет очищать 4-я ударная силами: 100-го стрелкового корпуса (21, 28, 200 стр.дивизии),83-го стрелкового корпуса (119, 332, 360 стр.дивизия), 14-го стрелкового корпуса (239,311,370 стрелковые дивизии),16-я литовская, 155 УР. Стратегия понимаешь, это не тактика!
      Опять дороги, опять обозы, опять бомбардировки и артобстрел…

 
      К  21 июля 1944 года  освобождены от врага города Идрица, Опочка, Себеж Псковской области. Продолжают тянутся по берегам Двины   обозы отступающих фашистов, а в низ по течению плыть трупы врагов…
      23 июля освобождены  города Псков и Остров.
  

      Я уже писал, что в тех глухоманных псковских местах и я побывал,  когда служил   в частях РВСН в г.Острове с 1988 по 1991 год. Есть что вспомнить и мне. Правда нас никто тогда не обстреливал, да и с едой вопросов не было. Служил бы там и далее, да Советского Союза вдруг не стало. Действительно, произошла  трагедия, потеряли мы тогда в декабре 1991 года свое государство. Не стало его больше на карте. Ты батя, войну тогда с немцами выиграл, а мы ее проиграли, сами себе дел натворили… Слишком мы верили нашим властям и начальству, были верны Присяге. Предало нас тогда руководство на самом верху. Нас свои  же и предали. Разворовали страну, русских на хохлов, хохлов на русских натравили и бульбашей унизить «не забыли». Олигархов создали. Не знаешь, что это за слово «олигарх»? Лучше  тебе этого слова и не знать.
      А вот побежденная Германия  осталась на плаву, живет и процветает. Вот и думай теперь, для чего миллионы русских, хохлов, бульбашей….. под пули положили, для чего ты батька своей жизнью рисковал? Правильно батя, не Германия в этом виновата и не Россия, виноваты здесь фашизм и, наверное, "советский военный коммунизм".

      28 июля советскими войсками освобожден далекий и еще неизвестный  моему отцу белорусский город Брест. Мало того, в то же самое время  союзные войска очистили от фашистов другой Брест – французский. И американцы с запада, и русские с востока быстрым темпом продвигались к столице III Рейха – Берлину. Кольцо удавки Гитлера  постепенно сжималось.
      -Ну, что, Никончук, потрудился ты на войне  на славу.  Для чего тебе  теперь в ВПУ 4-й ударной  армии ночами не спать,  глаза слепить, катаракту наживать, езжай-ка ты лучше  учиться серьезной военной специальности. Ты,  хлопец толковый, шустрый, вот как раз и разнарядка из Свердловского военного пехотного училища пришла. Смотришь, будут и в твоем роду  теперь офицеры с профессией: Родину защищать!

Остальные части

 
 

РВКИКУ71.РФ

Любое использование информации и объектов без письменнного предварительного согласия правообладателя не допускается
и преследуется по Закону, согласно статье 300 ГК РФ.