Бирюзовец 66-71
Сайт выпускников 1-го факультета Рижского Высшего Командно-Инженерного
Краснознаменного училища имени Маршала Советского Союза Бирюзова С.С.
Схема г. Рига п. Лиласте

Посвящается нашим родителям, учителям и первым командирам, тем, кто прошел Великую Отечественную войну, не просто прошел, а победил, при этом остался жив и дал жизнь нам.

 

Глава 5. Отступление.

2015-02-10 16:31:05

ГЛАВА 5. ОТСТУПЛЕНИЕ

     По материалам Министерства обороны Российской Федерации  напечатанным в Белорусской военной газете "Во славу родины" от 5.05.2009г.:
     Все мужское население СССР на начало войны составляло 93 миллиона, из них:
     33% несовершеннолетние т.е. до 18 лет.;
     22% мужчины старше 50 лет, которых по Закону  не призываются;
    45% призывной возраст, но и из них не могли быть призваны инвалиды детства, больные, судимые, арестанты, дебилы, работники оборонных отраслей и транспорта, не призывались и те, кто уже остался на оккупированных немцами территориях.
     На момент начала войны Красная армия уже имела 4,2 млн. человек, за четыре года войны мобилизовали еще 29,575 миллионов. Общие потери армии составили почти 9 миллионов бойцов.
      Из них более 3-х миллионов за первые месяцы войны.
      Для восполнения потерь, а также для развертывания соединений до штатов военного времени, уже с 23 июня в западных и центральных военных округах, вплоть до сибирского военного округа, началась мобилизация военнообязанных в возрасте от 23 до 36 лет.
      К концу 1941 года за полгода войны было отмобилизовано около 10 млн. человек, что, кстати, вдвое превысило штаты военного времени. А времени и средств, для их подготовки, не было. Самым трагическим было и то, что зачастую не было возможности и вооружить их. Поэтому призывников и ополченцев,  порой,  прямо из железнодорожных вагонов бросали в бой  не только необученными, но и с одной винтовкой на двоих. А о средствах противовоздушной и противотанковой обороны речи вообще не шло. И тем не менее эти  миллионы, в основном безымянные, через полгода остановят немцев под Москвой, развеют миф о непобедимости Германии. Правда цена этой зимней кампании 1941-1942 гг. будет для нас слишком большой.
     25 июня немецкие танки вышли на линию Лепель-Полоцк, а это от границы уже больше 100 километров. В Литве взяты Зарасай, Ионава, Кедайняй, Тельшяй, Утена. В этот же день униженная в 1940-м Финляндия объявила войну СССР с  пересечением границы в районе Карельского перешейка.
      26 июня немцы форсируют Западную Двину и к вечеру захватывают Даугавпилс, Шауляй. Северо-Западный фронт рвется на части, он  не в состоянии удерживать полчища врага. 8-я и 11-я армии, чудом избежавшие окружения, продолжают нести несоизмеримые потери, а вот  27-я, усиленная 21-м механизированным корпусом (генерал Д.Д.Лелюшенко), пока кое-как  отбивается. В этот же день генерал Н.Ф.Ватутин, оставшись за Жукова, отправленного Сталиным на Юго-Западный фронт, из Москвы докладывал на КП близ Тернополя, самому  Георгию Константиновичу (из «Воспоминаний и размышлений»):
      «Не знаю, как  вы там,  на Юго-Западном держитесь, а на Северо-Западном, настоящие ужасы творятся, нет связи даже с армиями, не говоря уже о дивизиях…».

      8-я армия под непрерывными авиабомбежками отходила в направление Риги. Там в 466-м стрелковом полку, как мы помним, и мой будущий отец с врагами за Родину бьется. Послушаем пока командующего 8-й армии П.П.Собенникова:
      "Фронт обороны армии растянулся больше чем на 100 км. Самое опасное было в том, что  фланги оказались открытыми. Справа разрыв между 8-й армией и 67-й стрелковой дивизией, оборонявшей Лиепаю, достигал 85 км. На левом фланге армии, в следствии все увеличивающегося разрыва между 8-й и 11-й армиями, было также не до серьезного сопротивления. Здесь  моторизованный корпус противника, развивая стремительное наступление к Даугаве (Западной Двине), 26 июня   овладел Даугавпилсом. Особенно активно действовала вражеская авиация. Я был вынужден 27 июня направить непосредственно в Генеральный штаб следующую телеграмму. "Прошу нас  прикрыть истребителями. Немецкая авиация обнаглела".
      Таким образом, на обоих флангах  армии создалось тяжелое положение, чреватое ее окружением, к чему упорно и стремился противник.
      Военный совет фронта разрешил мне отвести соединения армии на правый берег реки Даугава. При этом отвод войск должен был осуществляться путем последовательного занятия двух промежуточных рубежей: Ауце — Вашкай и Биласте — Круминш. Левее оборону по Даугаве должна была занять 27-я армия. Граница между армиями назначалась по линии Гулбене — Ливаны. В соответствии с директивой фронта я вечером 27 июня отдал боевой приказ:
      «10-му и 11-му стрелковым корпусам, 11-й стрелковой дивизии, 202-й моторизованной дивизии и 402-му гаубично-артиллерийскому полку РГК занять и упорно оборонять фронт на северном берегу реки Даугава от Риги до Ливаны».

      Тем временем  южная соседка 8-й армии -  11-я армия,  через Каунас, Вильнюс отходила  в направление Полоцка. Ее командарм генерал В. И. Морозов также многократно докладывал командующему фронтом Ф. И. Кузнецову о тяжелой обстановке. Не получив своевременной от него помощи, он в  грубой форме  отматерил командующего.
      -Причем здесь моя мать, такого не может быть, «Мороз-красный нос»  всегда был выдержан и воспитан, - ужасался Кузнецов, - а вообще-то, Военный совет, знайте, я зла на своих никогда не держу.
      В Военном совете фронта также посчитали, что командир 11-й армии не мог так дерзить,  предположив, что штаб 11-й армии вместе с командиром Морозовым попал в плен и работает под диктовку врага. 25 июня Ф. И. Кузнецов приказал прекратить радиосвязь с 11-й армией.  Но Морозов был в полном порядке, он выходил из окружения. На 30 июня 1941 года «морозовцы» уже потеряли 60 % личного состава и до 75 % боевой техники. Простим Морозову мат и мы.
      27-я армия (командующий генерал-лейтенант Н.Э. Берзарин) отступала  от Риги на северо-восток в направление  Резекне,  тем самым,  прикрывая правый берег Западной Двины. В ожесточенных боях с немцами, уже успевшими форсировать Даугаву, имея множественные разрывы линии фронта, армия продолжала давать достойный отпор  врагу. Особенно скоро противник  понесет большие потери  на рубежах Резекне, Новоржева, Опочки, Холма. Забегая вперед, скажем, ни одна из дивизий 27-й армии не потерялась в окружение. Не имея ни сил, ни средств для создания глубоко эшелонированной обороны бойцы Берзарина  забрасывали бутылками «Молотова» немецкие танки (как мы знаем первыми испытали такой коктейль на советских танках финны в 1940 году).
      27-я армия   после войны  была отмечена  маршалом Еременко А.И. в своих мемуарах («В начале войны»). Еще бы, он ей  командовал после Берзарина почти два месяца (25.12.41-13.2.42).  Армия была сформирована еще весной 1941 со штабом  в Риге, ей готовилась главная роль в организации прорыва в глубь противника, ее усиленно комплектовали лучшими кадрами и дополнительными корпусами. Эта армия должна была стать  ударной, но не успела…
      Почему я заинтересовался дивизиями 27-й армии? Потому, что через месяц отступлений  466-го стрелкового полка 125-й стрелковой дивизии, родной части для моего отца,  сержант Никончук Н.Л., как и многие другие оставшиеся в живых и не попавшие в плен, получит новое предписание. Отец попадет в 82-ю отдельную разведроту 23-й стрелковой дивизии  27-й армии.

      Пока же части  Северо-Западного фронта  отступают. Из Паневежиса  штаб фронта большой колонной  двинулся на Крустпилс, далее на Даугавпилс - а там уже немцы…
      -Вот те раз! По машинам! Как не заводятся? Тогда по коням! Пошло все прахом, идем пешком на Резекне,  а Берзарин, даст Бог, нас  прикроет, иначе   всем  здесь будет пи…(крышка), - эмоционально жестикулируя по направлению предстоящего движения, призывал к порядку командующий фронтом. – И чем там только думают в Москве?
      Но там думали нужным местом. Сталин как мог,  панически закрывал бреши фронтов  наспех сколоченными соединениями, в том числе и Северо-Западного. Готовились им и резервные фронты, однако  его  приказ   на организацию резервного фронта по линии Витебск, Невель, Сущево оказался невыполним. Не получилось, не успели, опоздали.
      И заградотряды, сформированные во исполнение директив от 27.06.1041  №3552 и от 121.09.1941 №001919, и выставленные на всех маршрутах движения беспорядочно отступающих одиночных военнослужащих и воинских подразделений, пока  не могут  справиться с поставленной задачей.  Лавины отступающих и дезертиров им пока задерживать  очень трудно.
      А может остатками сил контрнаступление  на врага организовать?

     27 июня немцами захвачены Вентспилс, Лиепая, Приекуле, Тукумс.
     -Теперь отходим на Псков, там  и КП фронтового штаба  оборудуем,- твердо решает командующий  Ф.И.Кузнецов.
     -Нет, товарищ Кузнецов, вы уже не командующий!  Сдайте фронт своему подчиненному, Собенникову П.П. (командующий 8-й армии), и ко мне.  А я здесь приму решение, что с вами дальше делать? - гласило распоряжение Верховного, полученное секретной депешей через нарочного.
     Карта движения немцев на северо-восток, на юго-восток и просто на восток, у Сталина ежеминутно перед глазами. Он помнит  каждый сданный врагу город, каждый поселок, каждую деревушку. Не до сна ему сейчас.
     28 июня немцами взяты Минск, Бобруйск, Столбцы.
     Боже, что творится? Хватит, терпение лопнуло!  И Сталин  арестовывает все командование Западного фронта во главе с генералом армии Павловым Д.Г. А  чтобы другим  было не повадно,   все командование расстреливается. Новым командующим фронта назначается сам нарком Тимошенко С.К. Его заместителем - Еременко А.И.
      Но сдаются позиции не только на центральном западном направлении, и юго-запад трещит по швам, и северо-запад как решето.
      -Товарищ Ватутин, пригрелись вы  здесь в Генштабе. Пока Жуков на южном направлении устраняет свои недоделки и бреши затыкает, вы напрочь позабыли о северном. А там у нас позор покруче! Что  будем делать с командующим Северо-Западного фронта  Кузнецовым? А с вами, что мне делать? Если  не можете войти в связь с Северо-Западным из Москвы,  езжайте  на фронт и лично организуйте связь оттуда. Короче, возглавьте  штаб Северо-Западного фронта вместо "крикуна" Кленова. Кузнецову я уже замену нашел! Кстати, кто-то здесь нам, понимаешь, недавно говорил: "коней на переправе не меняют?" Еще как меняют! Следующим конем будет Конев! Он   уже доигрался. Всех кто не справляется  с задачами,  будем расстреливать!
     29 июня. Осуществить планомерный отвод войск Северо-Западного фронта с занятием промежуточных рубежей  пока не удается. Новый комфронта Собенников  П.П. в своей первой директиве в пух и прах распекает  командующих армий. За допущенные  недостатки при  отводе войск можно лишится и головы. А отвод надо  закончить  до 30 июня. Новый  начальник штаба фронта Ватутин уже покинул Москву и мчится на фронт. Собенников его уже ждет.

      Противник продолжает рваться к Даугаве. Он  пытается  окружить главные силы 8-й армии, а там и с остальными будет покончено. Опыт боев при оккупации Франции, Бельгии, Голландии еще не потерян. Гитлеровский авангардный 41-й моторизованный корпус  в районе Крустпилса уже форсирует Даугаву. Хотелось сходу, увы,  не получилось, наши успели взорвать мост. Что же еще  взорвать? А может по немецким тылам неожиданно пройтись, шашками помахать, плотину какую-нибудь взорвать, затопить гадов!? А если контрнаступление организовать, партизанами поколотить?

      30 июня. Под Суражем, в Витебской области создали первый партизанский отряд (на границе Белоруссии с Россией). Там, в пойме питающих Даугаву рек: Вязьменки, Зуевки, Каспли, в 40 км от Велижа бородатые люди и собрались вместе.
       -Костров не палить, не дымить, чужих баб не лапать, иначе, сами понимаете… Сидеть пока тихо. 
      А здесь первозданная природа, а еще, можно и так сказать - глухомань несусветная. Лучшего места для диверсий и не придумать. А деревни здесь матерые! В России - Секачи, Ананчино, Никоны, Проявино…в  Белоруссии – Дрозды, Кабаны, Заполье, Демяхи… Когда-то  эти поселения строились  в границах Речи Посполитой, матерели в границах Великого княжества Литовского, а теперь все они уже прижились  при Советах, в коллективные хозяйства скооперировались, в колхозы поустраивались, хотя и без особого на то желания.
      Надо сказать, что вообще-то партизанские отряды были задуманы Советами еще перед войной. В одной только Белоруссии их планировалось создать шесть, по 300-500 человек в каждом. По задумке  партизанский отряд должен стать ядром, вокруг которого во время войны будет формироваться многотысячное войско. Помимо деревенских партизан готовились и городские подпольщики. На местах оборудовались тайники, скрытые арсеналы, явки, квартиры. Территории  деятельности партизан назывались "зонами смерти": мосты взорваны, железная дорога разрушена, кабель связи вырыт, колодцы загажены (а можно и «чумку» запустить через санитаров) и т.д.  Все это  Сталиным накануне войны почему-то было забыто и ликвидировано. Готовились же бить врага на его территории! Разрушенную партизанскую сеть смогли полностью восстановить только в 1943 году.

      1 июля немцами взяты Рига, Огре.
      Там же под Ригой неприятелем  захвачена и переправа через Даугаву. Части 8-й армии,   успевшие переправиться через реку вплавь,  уже спасаются и на ее правом берегу. Там же  и 125-я стрелковая дивизия, там же и 466-й полк с моим батькой.
      Но полк отца пока на левом берегу, в предместьях городка Яунелгавы.  Немец наглеет беспрерывными авиационными налетами, да обстрелами. Фонтаны брызг, огонь и ширина реки  под 200-300 метров. Это батя тебе не Житомирские речушки! Что используют при переправе через реку бойцы-красноармейцы? Правильно, как и учили - подручный материал: доски, бревна, надувные предметы, различные емкости. Молодец Никончук, не сдрефил, сам переплыл Даугаву и товарищу помог! Пригодились ему навыки пловца-самоучки. Но плавать тогда умели не все…

      Уже поздно вечером 1 июля  в 8-ю армию  поступил частный боевой приказ  командующего фронтом о прекращении отвода войск.  Это новое решение    отрицательно сказалось на  ходе дальнейших боевых действий армии. Однако приказ  надо выполнять. Войскам армии  неожиданно приказали идти в  наступление и вновь  восстановить оборону по рубежу реки Даугава. Неподготовленное наступление  практически сразу же задохнулось.
      Если части 11-й армии продолжали выходить из окружения, то 8-я армия  с боями ретировалась вдоль Рижского побережья в сторону Таллина. 27-я тем временем отходила на Опочку и Остров. Между 8-й и 27-й образовалась «брешь» - древний город Псков на реке Великой. Вот бы где оборону   устроить, защитить древний город, вспомнить Александра Невского. Но кем? Дивизии обескровлены, тяжелого вооружения нет. А ведь совсем недавно именно  здесь штаб фронта хотели определить, немцев застопорить. Поздно, братцы!  Надо отходить еще дальше.
      -Теперь идем на Старую Руссу, там  ВПУ (военно-полевое управление) фронта и развернем!- решает  настырный Собенников, - а запасной  вообще в Лугу отправим.
      -А я  предлагаю - основной штаб фронта поставить сразу же еще дальше, под Новгородом. К этому времени возможно все и успокоится, - парировал  новый начальник штаба Ватутин, - кстати, Петр Петрович, давайте сейчас  дислокацию штабов армий   согласуем. С учетом сложившейся обстановки предлагаю: для 8-й  ВПУ разместить под Таллинном, ВПУ 11-й разместить в районе Дна,  а  для 27-й  в районе Холма.
      -Свят, свят, Ватутин, ну и населенные пункты ты выбрал: Дно, Холм, нет на тебе святого креста!
      -Да это мы мигом и определим, вот, смотрите, - и он  поднес к лицу Собенникова только что «поднятую» писарями карту, - под Велижем есть и Кресты и Усвяты… 

***

      Обстановка стремительного отступления с каждым днем удесятеряла трудности. Терялись и пропадали по лесам тылы, да и управление войсками стало ненадежным.  Сказывалось и то, что командные пункты армий и  соединений все время находились в движении. Только с 22 июня по 3 июля командный пункт 8-й  армии сменил свое положение 12 раз (иногда по два-три раза в сутки). 3 июля в командование 8-й армией вступил генерал-лейтенант Ф.С.Иванов. Как мы уже знаем, генерал-майор П. П. Собенников еще 30 июня был назначен командующим войсками Северо-Западного фронта вместо генерал-полковника Ф. И. Кузнецова. 

ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКУ САНИТАРНОЙ СЛУЖБЫ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА
«О СОСТОЯНИИ САНИТАРНОЙ СЛУЖБЫ 182-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 22-го ЭСТОНСКОГО СТРЕЛКОВОГО КОРПУСА»
3 июля 1941 г.

Секретно

        Представляя заявку на медицинское имущество, доношу, что в дивизии имеются только индивидуальные пакеты  с 1917 года, американского образца, которые уже нельзя считать достаточно стерильными. Двуколки для перевозки раненых старого типа (с первой империалистической войны), на них эвакуация раненых представляется крайне мучительной.
        Батальонные комплекты, которые имеются в полках, устарели и неполные. На всю дивизию имеется только один санитарный автомобиль авиационного типа (с одними носилками) и тот в неисправности.
        Медсанбат не имеет ни медицинского, ни хозяйственного имущества, кроме 8 грузовых автомобилей и инструментария, который составился из двух комплектов (дивизионного лазарета и передвижного перевязочного отряда бывшей Эстонской армии) и который недостаточен.
     Начальник санитарной службы 182 стрелковой дивизии
     военврач 1 ранга СИЛЬБЕРМАН
ЦАМО СССР. Ф. 221. Оп. 1372. Д. 10. Л. 253

      4 июля  немцами взяты Валмиера, Карсава.
      Северо-Западный фронт с большими потерями продолжает  отступать. Для  отслеживания потерь, расходов ГСМ и боеприпасов, улучшения контроля обеспечения личного состава питанием при фронтах начали  появляться представители  Верховной Ставки. Вот что сообщалось в Москву с Северо-Западного фронта  одним из таких представителей:
      "На 4 июля в 204-м стрелковом полку 10-й стрелковой дивизии осталось только 30 человек. На вооружении  винтовки и ручные пулеметы. 98-й стрелковый полк этой же дивизии полностью потерял боеспособность. Остатки частей 90-й стрелковой дивизии рассеяны противником, дивизия организационно не существует и формируется вновь. В стрелковых полках 125-й стрелковой дивизии по 180 — 250 человек, по одному - два орудия, несколько минометов. В гаубичном артиллерийском полку дивизии осталось только 8 орудий. Не лучше  и в 48-й стрелковой дивизии. В 23-й танковой дивизии осталось 10 танков, а в 28-й танковой дивизии — 22 танка. Все соединения армии не имеют автотранспорта, доставка боеприпасов, продовольствия, эвакуация раненых проходит с большими перебоями."
           
      Также дословно привожу плановое политдонесение штаба Северо Западного фронта  от  4 июля 1941 г. 

Генеральному  Штабу Красной Армии  «О боевом и численном  составе войск  фронта на 4 июля 1941 г.».
 (от автора: привожу данные только по стрелковым соединениям)

          8-я армия:
          10-я стрелковая дивизия: командного состава – 52, младшего командного состава – 81, рядового состава – 429. Всего – 562. Лошадей – 10. Винтовок обыкновенных – 257, автоматических – 76, ручных пулеметов – 5, станковых – 3, ДП – 6, автомашин – 9, повозок – 3, кухонь – 1.
           11-я стрелковая дивизия: всего личного состава —1450; станковых пулеметов – 6, орудий  45-мм – 1, 122-мм – 3, бронемашин – 1.
           48-я стрелковая дивизия: всего личного состава – 2049. Лошадей – 765. Винтовок обыкновенных – 1445, автоматических – 198, ручных пулеметов – 45, станковых – 26, крупнокалиберных – 3, зенитных – 6, ДП – 89, орудий 45-мм – 15, 76-мм – 12, 76-мм зенитных – 3, 122-мм – 23,
152-мм – 1, автомашин – 91, раций – 14, тракторов – 15.
          67-я стрелковая дивизия – сведений нет.
          125-я стрелковая дивизия совместно с корпусными частями 11-го стрелкового корпуса: командного состава – 681, младшего командного состава – 550, рядового состава – 5489. Всего – 6720. Лошадей – 501. Винтовок обыкновенных – 6496, автоматических – 35, ручных пулеметов – 80, станковых – 25, зенитных –23, ДП – 35, орудий 45-мм – 5, 76-мм – 12, 122-мм – 10, 152-мм – 46, автомашин – 292, мотоциклов – 1, тракторов – 87.
         
           27-я армия:
           180-я стрелковая дивизия: Всего личного состава – 11322. Лошадей – 3039. Винтовок – 11645, минометов – 35, ручных пулеметов – 535, станковых – 212, крупнокалиберных – 3, зенитных – 24, ДП – 5, раций – 0, орудий 37-мм – 31, 45-мм – 58, 76-мм – 74, 76-мм зенитных – 4, 122-мм – 14, 152-мм – 12, бронемашин – 6, автомашин – 72.
          182-я стрелковая дивизия – сведений не поступило.
         От 24-го стрелкового корпуса, 181-й и 183-й стрелковых дивизий, 41-го стрелкового корпуса, 111-й, 48-й и 235-й стрелковых дивизий сведений не поступило.
          По 11-й армии (16-й стрелковый корпус, 29-й стрелковый корпус, 179-я и 184-я стрелковые дивизии, 5, 33, 128, 188, 126, 23-я стрелковые дивизии, 84-я моторизованная дивизия, 5-я танковая дивизия, 10-я артиллерийская бригада противотанковой обороны, 429-й гаубичный артиллерийский полк, 4-й и 30-й понтонные полки) сведений нет.
        
     Начальник штаба Северо-Западного фронта
     генерал-лейтенант                       Н. Ватутин
Ф. 221, оп. 2467сс, д. 40, лл. 264-268.


         Далее представлю еще одну сводку с Северо-Западного фронта на  эту же дату 4.7.41. Почему-то Маршал Жуков этих сводок прочесть не удосужился, о чем он и напишет в своих воспоминаниях. 

Начальнику Генерального Штаба Красной Армии
Начальникам штабов 8, 27, 22-й армий 

            Первое. На фронте войск Северо-Западного фронта противник с утра 3.7.41 г. развивает наступление в направлениях: Мадона, Гулбенэ, Двинск, Резекне.
      В 15 часов противник занял Гулбенэ, одновременно  с вечера  начал вести подготовку удара в направлении Резекне, Остров. Наши части в районе Острова ведут бой с прорвавшимися частями противника.
           Второе. Части 8-й армии (штаб армии Петсеры) в ночь с 3 на 4.7.41 г. вели сдерживающие бои на рубеже р. Гауя, Сигулда, мз. Яунпилс, ст. Луксты, оз. Катитс, ст. Уриексты.
      11-й стрелковый корпус в составе остатков 125-й и 48-й стрелковых дивизий удерживает рубеж мз. Яунпилс, мз. Эргли, мз. Дзвена.
      Противник перед фронтом 10-го и 11-го стрелковых корпусов активности не проявляет.
             Остатки 12-го механизированного корпуса прикрывают левый фланг армии.
      202-я моторизованная дивизия отходит в направлении Алукснэ, псковское шоссе.
              Состав соединения 12-го механизированного корпуса:
     23-я танковая дивизия – 10 танков, 150 человек пехоты, снарядов не имеет;
     28-я танковая дивизия – 22 танка, механизированный полк почти в полном составе;
     202-я моторизованная дивизия – около 600 человек; мотоциклетный полк не существует.
            Третье. 27-я армия ведет сдерживающие бои в районе Резекне. Противник вдоль псковско-островского шоссе начал теснить наши части в северном и северо-восточном направлениях. Авиация противника неоднократно бомбила участок Резекне, Остров, нарушив связь со штабом армии и парализовав сообщение по дороге. Положение частей армии на утро 4.7.41 г. не выяснено. В связи с происходящими боями в районе Остров сообщение с армией затруднено.
            Четвертое. 1-му механизированному корпусу поставлена задача перехватить дороги и прикрыть Псков, Остров;
      41-й стрелковый корпус продолжает сосредоточиваться в районе Псков и южнее. На 6.00 4.7.41 г. прибыло:
      управление стрелкового корпуса – 7 эшелонов, остается – 13;
      118-я стрелковая дивизия – прибыло 20 эшелонов, на подходе – 2, остается – 10;
      111-я стрелковая дивизия – прибыло 29 эшелонов, на подходе – 1, остается – 3;
      235-я стрелковая дивизия – прибыло 3 эшелона, на подходе – 2, остается – 28.
             Управление 22-го стрелкового корпуса – прибыл 1 эшелон, на подходе – 7 эшелонов;
              180-я стрелковая дивизия – прибыло 3 эшелона, на подходе – 9.
            24-й стрелковый корпус походом сосредоточивается в районе Остров.
             Пятое. Военно-воздушные силы противника в течение 3.7 и с утра 4.7.41  проявляют большую активность в районах Резекне, Остров, Псков и воздействуют на пути сообщения.

      Начальник штаба Северо-Западного фронта
      генерал-лейтенант                     Ватутин
      Начальник Оперативного отдела фронта
      комбриг                                      Щекотский
Ф. 221, оп. 2467сс, д. 40, лл. 228-230.

     6 июля. Немцами взяты Поставы. Танковые части противника достигли южной окраины г. Острова и с ходу форсировали реку Великая. Соединения 8-й армии продолжают отход.
      Мой отец не любил много рассказывать нам, детям, о войне, а вот про рыбалку он мог говорить часами. Не чурался он и смачных анекдотов, которые, даже «с бородой» мог мастерски  преподнести. Но все же один из немногих его военных рассказов я запомнил. Было это при отступлении  466-го стрелкового полка как раз в описываемых мною местах, где-то под Опочкой, на Псковщине:
     «Меня с моим неполным расчетом отправили впереди полка, заранее прочесать местность, да подготовить места для прибытия основных сил. Неожиданно, во время нашего марша мы увидели, как на нас пикирует немецкая "рама", вокруг загрохотали взрывы небольших бомб. Нас   всего-то три человека, какой смысл тратить на нас столько авиационного бензина? Рассыпались мы по кустам, затем, с радостью, что живы выходим, а  немец опять заходит на повторное пикирование. И так раз пять-шесть. Кругом поле, кроме небольшого кустарника негде и укрыться. Одного война мы не досчитались. А я с товарищем, как говорят, родились в сорочке». 

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ КОРРЕСПОНДЕНТА "КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ"
ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА
10 июля 1941 г.
Секретно
Члену Военного Совета СЗФ
корпусному комиссару БОГАТКИНУ

        Будучи 7 июля сего года по делам своей службы в гор. Пскове, я беседовал с военным комендантом Пскова полковником Ивашкиным. Положение в  городе ненормальное.
    1. В город прибывают бойцы, отставшие от частей, и дезертиры. Проходящие командиры частей и соединений не считают нужным ставить в известность коменданта о своем местопребывании.   
     2. В городе масса беспорядков. При мне неоднократно звонили по телефону коменданту и просили помощи от грабителей - грабили квартиры комсостава и магазины. Охраны и людей для нее комендант не имеет. Для того чтобы хоть как-нибудь сберечь имущество, комендант назначает в караул бойцов, бегущих с фронта, но они зачастую бросают посты и уходят разыскивать свои части.
    3. В городе и его окрестностях чувствуется паника, причем порождают панику, как утверждает комендант, ответственные работники. Город разрушают пожары. Дирекция маслобойного завода сожгла завод и скрылась, то же самое сделал начальник бензосклада и другие.
     4. В городе брошено много ценного имущества:
а) артиллерийский склад (в котором масса снарядов, патронов,пулеметов);
б) вещевые склады с обмундированием;
 в) мясозавод;
г) свиноферма.
      Эвакуировать имущество не на чем. Представителей тыла и артиллерийского управления в городе нет. Комендант сам занимается отпуском боеприпасов, продовольствия и обмундирования.
    5. Мимо частей, расположенных в лесах, идут туда и обратно беженцы, гоня за собой целые стада скота. Это движение беженцев раскрывает всю группировку наших сил. Каждый из встречных крестьян мне давал точные указания - где, в каком месте располагаются какие части. После этого неудивительно, что немцы бомбят именно те леса, в которых   расположены  наши войска.
    6. Дороги находятся в отвратительном состоянии. Население их не ремонтирует. Наши части, стоящие без дела вдоль дорог  иногда по 5-6 суток, также не исправляют их, а ведь это дело для крупного соединения буквально не дней, а часов.
    7. Под Островом командир 5 танкового полка Посенчук рассказывал о бое за Остров. Из его рассказа следует, что сил у немцев на Островском направлении очень мало и что захват города нашими частями сорвался только лишь потому, что с поля боя постыдно дезертировала 111-я стрелковая дивизия, ее командиры бежали первыми, споров петлицы и сняв знаки различия.
    Наших сил под Островом сосредоточено очень много, но все они действуют вразнобой, не осуществляя никакого взаимодействия.
    8. В боях за Остров немцы применили такой маневр - свои танки закопали в землю, а на флангах понастроили деревянные макеты. В первые минуты боя наши войска били по этим макетам, а немцы вели огонь из закопанных в землю танков и зенитной артиллерии, приспособленной для противотанкового огня.

      Старший политрук М. КОСАРЕВ
ЦАМО СССР. Ф. 221. Оп. 1372. Д. 8. Л. 211-214

        Известно, что неподготовленные контрнаступления Красной Армии летом 1941 года имели место и на других фронтах. Немцы особых неприятностей от них не испытывали, а вот наши части продолжали нести огромные потери. В частности на Западном фронте контрудары проводились в период 6-9 июля из районов Бобра силами 13-й армии в направление Бобруйска и силами 20-й  и 22-й армий из района Орши в направлении Лепеля.
       Аналогичные попытки перейти  летом в контрнаступление принимались и на наших южных фронтах.   
       Все эти наступательные действия были  материально неподготовленными, а точнее авантюрными. Однако  идеологически эти действия имели место быть. 
      8 июля немцы оккупируют Опочку Псковской обл.
      9 июля взяты Псков, Себеж, эстонские города Хаапсалу, Пярну, Синди и Вильянди. 125-я дивизия отошла на северный берег реки Эмайыги (Эстония).
    Июль месяц в лесу не самая страшная пора года: поляны земляники, черники, голубики, грибы своими шляпками пробиваются из-под земли. Красноармейцы 466–го полка оскубывают ягодники спекшими губами. Они сейчас волочатся по лесам и болотам на восток, немцы их уже засекли. Координаты отходящих частей авиация противника  отслеживает скрупулезно, 466-й  - на  границе Эстонии и Псковщины! Вражеская пехота готовит полку очередной мешок, а красноармейцы  решают головоломку, как не попасть в очередное окружение. Деревни полупустые, хутора с забитыми ставнями, а вокруг  ничейные коровы ходят, травку жуют, им война ни почем. Ах, нет, коровы под присмотром!



      - Откуда будешь, сынок, чего отступаешь от немца, где же ваши танки?- интересовалась пожилая женщина - скабарка, пасшая неподалеку стадо.
      -Сам родом с  Украины, а идем из Литвы, уже третья неделя пошла. Какие там танки, все голодные как собаки. А продовольствие наше немец расбомбил, -  объяснил мой отец.
      -Вот вам, солдатушки, кувшин под молоко, сами-то коров подоите? Попейте молочка пока немец не поспешил. А этих буренок с сестренкой Манькой потом дальше  погоню, на Старую Руссу велено. Сами же мы из под Пыталова. Али не умеете коров доить?
     - Мамаша, во-первых, мы не солдаты, а красноармейцы. Солдат и офицеров наши отцы и деды били еще в Гражданскую войну. А во-вторых - доить мы всех умеем, не маленькие. За молоко благодарим вас всем взводом, дай вам Бог здоровья, и Мане вашей также.

      Сотни красноармейских полков, измученных, голодных, порой брошенных бездарным командованием на произвол судьбы, продолжали пробираться через заросли ивняка, через болота, леса и реки к своим. Кровопролитные и частые бои с  немцами  были не в их пользу.
Кое-где среди личного состава  начали возникать недовольства. Командиры пытались навести уставной порядок, но не всегда это у них получалось. Красноармейцы, очевидно, также хотели бы вернуться в прежнее свое состояние сознательных бойцов, но командование над ними уже было утеряно. Ситуацию осложняло  отсутствие не только личных документов у рядового и сержантского состава (до 7 октября 1941 года красноармейских книжек просто не выдавали!), но и боеприпасов. В сложившихся условиях в Красной армии на первый план стала выходить борьба с дезертирами, трусами и паникерами.  
      Из воспоминаний  соседнего с Северо-Западным фронтом заместителя командующего Западного фронта маршала Советского Союза Еременко А.И.:
      Июль 1941. К   концу второго дня нашего пребывания на участке 62-го стрелкового корпуса мне доложили, что на правом фланге 22-й армии противник прорвал Себежский укрепленный район и  в районе Себежа продвинулся на 30 км.  Соседняя 27-я армия отступила. Это и поставило под удар правый фланг нашей 22-й армии. Как стало известно теперь из немецких источников, против семи дивизий 22-й армии наступало 16 дивизий врага.
      Мы немедленно выехали. Не доезжая Себежа,  встретили командира и комиссара Себежского Ура (укрепленного района). Они оставили укрепленный район, так как считали, что не смогут его удержать. Я приказал командованию укрепленного района приостановить отход и вернуться на оставленные позиции.
     От автора: немного об  УРах. Еще в 30-х годах вдоль старых западных границ СССР было построено тринадцать укрепленных районов. Вся эта полоса укрепления получила название "Линия Сталина". Каждый УР-это воинское формирование, равное бригаде по численности личного состава, но по огневой мощи равное корпусу.  УР включал в себя командование и штаб, от двух до восьми пулеметно-артиллерийских батальонов, артиллерийский полк, несколько отдельных батарей тяжелой артиллерии, танковый батальон, роту (батальон) связи, инженерно-саперный батальон  др. подразделения. УР занимал район по фронту 100-180 км и 30-50 км в глубину. УРы перед войной были уничтожены! А зачем они нужны, если завтра в поход?
      Остались лишь шесть законсервированных УРов, один из них Себежский, как видим, он и  пригодился. Но обученных старых кадров на них уже не было, а новобранцам по неопытности было не в силах использовать  их  потенциал.
      Через некоторое время мы уже были в районе боя за город Себеж на участке 717-го стрелкового полка 170-й стрелковой дивизии.
      Командир полка майора М. И. Гогигайшвили доложил мне, что ведет бой с превосходящими силами противника и что положение угрожающее. Он передал мне карту, только что захваченную у немецкого офицера, на которой был нанесен план немецкого наступления.
      Я подчинил командиру полка пулеметные батальоны УРа  и заверил его, что скоро подойдут дополнительные резервы. Резервов же в действительности и близко не имелось, кроме одного танкового батальона, который в тот момент находился в 50 км от места боя.
     Но к вечеру мы опять побывали на участке 717-го стрелкового полка. В 3-4 км от Себежа мне встретилась небольшая группа людей, понуро бредущих по обочинам дороги. Я остановился, остановились и встречные. Это были красноармейцы одной из дивизий Северо-Западного фронта, наши правофланговые соседи.
     - В чем дело, куда вы идете? - спросил я их, выходя яз машины.
     Они молчали, низко понурив головы. Я понял, что это были те, кто отступал. Отступал без патронов и снарядов. Их бросили, поддержки нет, но и вину они чувствовали, потому что остались жить, а не легли под гусеницы врага.
     - Бойцы,- сказал я,- вы напрасно ушли с передовой, враг страшен лишь тогда, когда его боятся. Есть среди вас сержанты?
     Вперед робко вышел человек с  одним треугольником на петлицах.
     Я понял,  спрашивать, где их миномет бесполезно и  спокойным тоном, но строго приказал:
     - Товарищ, младший сержант (это вполне мог быть и  мой будущий отец, мне он что-то подобное в свое время рассказывал - прим. автора), постройте людей и  отведите их в свою часть, сдайте командиру батальона и доложите ему при этом, что заместитель командующего войсками Западного фронта генерал-лейтенант Еременко задержал этих людей, когда они уходили в тыл...
      В этот момент (я еще не окончил отдавать приказ сержанту) выскочил из группы на обочину дороги здоровенный детина в военной форме и, обращаясь к солдатам, закричал истошно:
      - Не слушайте его, братва, не будем воевать, идем по домам, а ты... -гневно обращаясь ко мне, - замолчи, сука, - и одновременно, повернувшись ко мне лицом, до этого стоял ко мне боком, вскинул карабин на руку. Мой адъютант Хирных, стоявший рядом со мной, и три солдата, до этого стоявших безучастно, бросились к провокатору, обезоружили его и связали.
     - Вот видите, товарищи, кого вы послушались,- сказал я.
     - Все толковал,   что нас предали   и что   война проиграна,- раздались  возмущенные голоса.
     - Это  ложь,- отозвался  я.- Военный  трибунал  выведет на чистую воду этого изменника Родины.
     Найдя глазами младшего сержанта и тех, кто наиболее решительно двинулся против провокатора, я сказал им:
     - Товарищи, ваше место  на передовой. Помните, Гитлеровская армия будет разбита.
     Младший сержант построил людей. По его глазам и глазам остальных я был уверен, что они больше никогда не спасуют перед опасностью.
     Благодаря принятым мерам наступление противника в районе Себежа на некоторое время было задержано. Мы возвратились в штаб 22-й армии.
     
       11 июля немцами заняты  эстонские Валга и Выру, Витебск, Порхов. 

ИЗ ДОКЛАДА УПОЛНОМОЧЕННЫХ НКО СССР В ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ КРАСНОЙ АРМИИ О СОСТОЯНИИ ВОЙСК СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА
12 июля 1941 г.
Совершенно секретно
Уполномоченному Наркомата Обороны
ДОКЛАДЫВАЮ:

    1. Связь с армиями и отдельно действующими соединениями осуществляется только делегатами на автомобилях и по железной дороге, причем не систематически. Осуществить связь другими средствами до сих пор не представлялось возможности. Сведения по обеспечению армий и отдельно действующих соединений доставляются фронту отрывочные и сугубо ориентировочные. Причины: отсутствие связи от армий и ниже и несистематическая связь в звене фронт - армия. Штаб фронта уже 5 раз сменил место дислокации. 8-я Армия все время находилась в движении, 27-я Армия и её соединения несколько стабилизировались, ведут боевые действия.
     2. До сих пор не уточнен боевой и численный состав фронта. Для этой цели повсюду 7.7.41 г. посланы делегаты, но сведения от них поступают с большим опозданием, а отдельные делегаты пропадают. Для уточнения наличия материальных ресурсов делегаты посланы на склады и в войска.
     3. В госпиталях СЗФ с 22.6 по 2.7.41 г. поступило раненых 5625 чел.,  прошло транзитом 1275 чел. Всего 6900 чел. Других сведений о потерях нет. По уточнению санитарных потерь  посланы 6.7.41 г. делегаты в 27-ю и 8-ю армии, но до сих пор они не возвратились.
     4. О ветеринарных потерях сведений вообще не поступало.
     5. Много потеряно имущества и другой боевой техники из-за отсутствия транспортных средств.
    Уполномоченные НКО СССР
    полковник САЛТЫКОВ
    подполковник ШЕПЕЛЕВ
ЦАМО СССР. Ф. 221. Оп. 1372. Д. 94. Л. 56-58


***

     За первые 18 дней войны Северо-Западный фронт потерял Литву, Латвию, часть  Эстонии и часть РСФСР. За все это время Генеральный штаб не получил от штаба Северо-Западного фронта ни одного доклада о положении наших войск, о группировках противника. Приходилось иногда интуитивно определять развитие событий, но такой метод не гарантирует от ошибок (Г.Жуков стр.273-274).
         8-я армия под предводительством генерала Иванова продолжает отступать. На части 11-го  стрелкового корпуса, объединившего остатки 48-й и 125-й стрелковых дивизий возложена задача обороны северного берега реки Эмайыги, от озера Выртсъярв до Чудского озера.  Части 125-й стрелковой дивизии уже заняли береговую оборону  вдоль реки, а 48-я стрелковая дивизия начала врываться в землю на рубежах поближе к Чудскому  озеру.

      -Братцы, держитесь! Любой ценой не допустите прорыва противника в направлении г. Нарвы. Там и до Ленинграда не далеко. Смотрите в оба! Драться до смерти!

Остальные части

 
 

РВКИКУ71.РФ

Любое использование информации и объектов без письменнного предварительного согласия правообладателя не допускается
и преследуется по Закону, согласно статье 300 ГК РФ.